logo
Russian Woman Journal
www.russianwomanjournal.com
Культура. История. Поэзия
16 Июня  2009,  Вторник
Майя
(Бельгия)

  Судьбы своей не ведая

Предыдущий рассказ Майи на тему Культуры:

Avignon

В Авиньон свернули по моей молитвенной просьбе. На самом деле мы должны были проехать мимо.
Это о нем пели бабушки моей любимой подруги в середине 70-х на бедной-пребедной дощатой уральской даче, когда и манной каши-то ненавистной с трудом на всех хватало: Sur le pont d’Avignon on y danse, on y danse...

Бабушки перелицовывали пальто и курточки, распускали одеяла, чтобы связать что-то новое, изобретательно добавляли в салат нарезанные листья смородины, чтобы тарелка и желудок были полнее - до сих пор шершавый матерчатый вкус изнанки этих листьев помнится моей гортани...

Они же праздновали детские дни рождения как никто другой в классе, у них не было толпы взрослых родственников и коллекции салатов на столе, но были конкурсы и призы, пусть и копеечные, и было «море волнуется – раз», и была вот эта старинная французская песенка.
Город, где «танцуют на мосту», расцвел в четырнадцатом столетии в период «Авиньонского пленения пап» в результате Великого раскола, подорвавшего авторитет католической церкви. После смерти Бенедикта XI конклав, прозаседав 11 месяцев, избрал в июне 1305го года нового папу: француза, архиепископа де Го, кoторый взял себя имя Климент V. Вот он-то и перенес свою резиденцию из Рима в Авиньон, сославшись на анархию, царившую в государстве и в Риме из-за противостояния римской церкви и Франции. Туда же, в южнофранцузский городок, потянулось огромное количество людей из близких и далеких стран, превратив маленький провансальский Авиньон почти на семьдесят лет в «новый Вавилон».

Avignon

 

Avignon

Авиньон наших дней стал городом, где вскоре после войны, в 1947м году, Жан Вилар организовал театральный фестиваль, и где Жерар Филип сыграл лучшую свою роль – корнелевского Сида – прямо под открытым небом, потому что декорацией служили стены папского дворца. Жерар Филип умер молодым, его похоронили в костюме Сида, а фестиваль стал неотъемлемой летней традицией города.

Avignon

... но для меня это был город, где «Лаура, славная собственными добродетелями и долго воспеваемая моими стихами, впервые предстала моим глазам в раннюю пору моей юности, в лето Господне 1327-е, в день шестой месяца апреля, в церкви святой Клары в Авиньоне, в час утренний. И в том же городе, в том же месяце апреле, в тот же шестой день, в тот же первый час лета же 1348-го у сего света свет оный был отнят, когда я случайно был в Вероне, увы, судьбы своей не ведая».

Не будет мне потомство благодарно,- напрасно за мазком мазок кладу: краса любимой, на мою беду, не так, как в жизни, в песнях лучезарна. Одни наброски – сколько ни пиши, но черт отдельных для портрета мало, как были бы они ни хороши. Душевной красотой она пленяла, но лишь доходит дело до души – умения писать как не бывало.

Вы уже поняли, что я монументалист. Не такой, как Церетели или безымянные строители египетских пирамид, или создатель статуи Христа на горе Корковадо. Но всё, запавшее мне в душу в детстве – из книг, слов, музыки, образов и особенно воображения, щедро заполнившего лакуны незнания, – проросло за жизнь глубокими корнями и дало обильные всходы. Пронзительный момент порождает любовь – и десятилетия уходят на возведение собора во имя этой любви, а я из породы строителей соборов.

Как страсть мою назвать? Не всё равно ли? Важнее, что она в себе несёт. Добро? Тогда откуда в сердце лёд? А если зло, откуда сладость боли?

В Авиньоне я хотела побывать на месте чужой любви, той, которая потом сделала мир и персонально меня богаче. Я столько десятилетий воображала это место и эту встречу.

Avignon

Здесь пела, здесь сидела, здесь прошла, здесь обернулась...
Представьте себе утреннюю мессу в церкви святой Клары. Молодой человек, сын флорентийского нотариуса Петракко, изучавший в Мантуе и Болонье юридические науки по желанию своего отца, хотя сам он больше был склонен к чтению древнеримских латинских авторов, и в итоге по выходе из университета принявший духовный сан, присутствовал на службе и заметил близ алтаря красивую скромную молодую женщину, сидящую рядом с мужем. ( У каждого из нас были моменты, когда замирало сердце и запинался вздох. «Пришла пора- она влюбилась». Всё хорошо, что случается вовремя. )

Его перебившееся дыхание послужило началом к долгому выдоху такой любви и такой поэзии, что потока этого света хватило вот уже на 600 с лишним лет.

Пусть не сейчас, когда-нибудь потом, познаю счастье – высшую усладу, отравленную вкусом ожиданья. Ну что ж, скажу спасибо и на том.

Всё написанное им ради неё после этого дня полно столь доверительной интонации, обладает столь счастливой легкостью естественности, что, будучи выписано в строку, кажется просто обычными словами размышлений человека наедине с самим собой.

Вот я пишу и вижу за окном волов, освобождённых от ярема, что тянутся в вечерний час с полей. А у меня из песни в песню тема ярма кочует. Сколько ж под ярмом ещё ходить? Дождусь ли лучших дней?

Никакой интриги, могущей порадовать нас плотскими страстями, не последовало. Лаура (Laura de Noves) была замужем за авиньонским рыцарем по имени Уго де Сад (Hugues de Sade), прожила скромно и неброско, родила одиннадцать  детей и скончалась от чумы во время эпидемии 1348го года.

Даже неизвестно, читала ли она посвященные ей сонеты и канцоны Петрарки - так изменил молодой человек свою фамилию для большего благозвучия,- и знала ли она об их существовании. Потому что имя её он впервые назвал именно в приведенном мною отрывке, после её смерти, записав этот вопль, вырвавшийся от боли овдовевшей любви, на книге любимого Вергилия.
Петрарка в жизни не был ни Абеляром, ни мучеником «во имя», - что ничуть не умаляет лично моего благоговения.

Не всё, что божеству любви угодно, угодно мне.

Он не укрылся в пещере до конца дней, не заперся в келье, не удалился в пустыню. Он писал, работал, путешествовал, не оставался в стороне ни от политики ни от мирских соблазнов. Век свой он почитал порочным, и сам не остался безупречным: в сонетах он каялся, что поддался очарованию другой женщины (уж не знаю, единственной ли), а в 1343 году у него родилась внебрачная дочь Франческа.

Так чувства каждый человек таит, прибегнув в противоположной маске, приняв беспечный или грустный вид. Когда играют радужные краски в моих стихах, то это говорит о том, что чувства не хотят огласки.

Он написал поэму «Африка» о Сципионе, исповедь «Моя тайна», Буколические песни, трактаты «Об уединенной жизни» и «О монашеском досуге», «Инвективы против врача», он создал свод биографий «О славных мужах» , он был увенчан лаврами поэта –лауреата по решению римского сената в 1341м году. Ездил по Италии, побывал во Франции, Фландрии, Брабанте. Его имя я с трепетом прочла на мемориальной доске в Аахене, в колоннаде Элизенбруннен, у минеральных источников – он был и там.

Надо всеми этими трактатами и фолиантами, солидным грузом осевших в библиотеках и хранилищах, солнечно парит на лучезарных крыльях волшебная книга Канцоньере.
Того, кто написал эти 366 стихов, нашли мертвым на рассвете 19 июля 1374го года – за день до семидесятилетия - над раскрытой книгой с пером в руках.

Авиньон, куда я добралась, наконец, в июле 2008го года, был запружен народом, тысячные толпы людей шатались по белым раскаленным улицам; десятки, сотни театральных зазывал, клоунов и актеров шныряли в толпе, раздавая свои программки и чуть не за руки затаскивая людей на свои представления.

Avignon

 

Avignon

Моя четырехлетняя дочь упала и разбила нос в кровь, пришлось надолго остановиться у карусели для утешения, затормозив мои поиски. Мы продирались сквозь толпу, чтобы найти туристическое бюро, взять план и разыскать церковь святой Клары.Потом мы петляли в обратном направлении, путаясь в переулочках, как во внутренностях, ворочавшегося живым существом города.

Avignon

 

Avignon

 

Avignon

 

Avignon

 

Avignon

Когда я пришла туда, я узнала, что опоздала на 21 год.
Осталась только фронтальная стена, мемориальная доска и сообщение, что церковь была снесена в 1987 году, когда я ещё жила в России, «увы, судьбы своей не ведая». Боже мой, какую тоску я испытала, достигнув этого места и увидев, что здания, ГДЕ ЭТО БЫЛО, больше нет.

Во внутреннем дворе был ресторанчик, большие деревья... и всё. Я удовольствовалась тем, что несколько раз сфотографировала единственную стену, и вышла с похоронным чувством потери. Когда мы уже шли от церкви прочь, я еле сдерживала слезы. Мне было что принести к этим руинам моего очарования. Мне было что терять, ушибившись о пустоту на месте вымечтанной святыни.

Кроме того, книга эта была одним из последних подарков моего деда, и стихи «На смерть мадонны Лауры» когда-то сомкнулись для меня с его смертью...

Ты смотришь на меня из темноты моих ночей, придя из дальней дали: твои глаза ещё прекрасней стали, не исказила смерть твои черты...

- стоит мне начать читать это про себя или шепотом – всё кончено, даже сейчас, когда пишу.

Действительно ли вся его жизнь была возвышена любовью к этой женщине?

... то вижу – по траве она идет и мнет цветы, как женщина живая, и сострадание в глазах несет.

Была ли эта встреча только случайностью, послужившей поводом, чтобы обрел голос небывалый талант? Был ли это некий собирательный образ, удачно найденный? Была ли эта женщина столь очаровательна? Что за дело миру теперь до этого?

...и вижу я, что силился напрасно противиться теченью быстрых лет, и ту же мысль душе диктует властно любовь моя, покинув этот свет,- та, что была при жизни столь прекрасна, что ей подобных не было и нет.


Все приведенные стихи даны в переводе Е. Солоновича.

 

Майя
(Бельгия)
Предыдущий рассказ Майи на тему Культуры:

 

Об авторе и другие произведения Майи

 

 

 

Отзывы и комментарии направляйте на адрес редакции

Опубликовано в женском журнале Russian Woman Journal www.russianwomanjournal.com -  16 Июня  2009

Рубрика:  Культура

 

Уважаемые Гости Журнала!

Присылайте свои письма,  отзывы, вопросы, и пожелания по адресу  lana@russianwomanjournal.com

kiev
Ностальгия
  Украина
Татьяна Синцова
Долгая дорога до Киева
...северные пейзажи с ольховыми зарослями...

Все рубрики журнала:

Главная

 


1000 нужных ссылок | Site map | Legal Disclaimer | Для авторов

Russian Woman Journal is owned and operated by The Legal Firm Ltd.  Company registration number 5324609