logo
Russian Woman Journal
www.russianwomanjournal.com
Жизнь в семье и вообще о жизни с Еленой Ведекинд
10 Октября 2012, Среда
Елена Ведекинд
(США, Мэриленд)

   У сумасшествия свои пределы

Предыдущая статья Елены Ведекинд:

"The earth is the Lord's, and everything in it."
(A Psalm of David, 1 Corinthians 10:26)

Тема очень деликатная, как все, что касается человеческих чувств. Наша эмоциональная сфера очень хрупкая, и подвержена влиянию окружающей среды. Внешне мы обычные люди, но внутри нас кипит пучина страстей. И чем человек более эмоционально развит, тем больше мыслей крутится у него в голове. К сожалению, эти же мысли могут сослужить нам плохую службу, причиняя неудобство в общении с другими...

Откуда это, и какова природа наших интеллектуальных позывов, неведомо. Оно приходит из внешнего мира ли, или является частью нашей врожденной структуры, или это комбинация факторов, до сих является загадкой, над которой бьются психологи, философы, и доктора. Почему люди продолжают сходить с ума, неизвестно...

Но то, что это является частью нашего человеческого существования, это факт. И то, что одна десятая американского населения сидит на антидепрессантах, это официальная статистика. Особенно подвержены влиянию негативных эмоций женщины – 23% женщин в возрасте от 40 до 60 в Америке принимают таблетки. Об этом я слышала не раз, но сама как-то не сталкивалась, пока не стала достаточно тесно общаться с двоюродной сестрой моего приятеля.
И тут обнаружилось, что дружить она не умеет – несмотря на ее открытое сердце и весьма дружелюбное отношение к окружающим, она совершенно не слышала других, преследуя одну цель – наслаждение. Судьба у Лии нелегкая, ее оставил муж, забрав детей, детство у нее было непростое, она из очень сложной семьи, образования нет, кроме диплома об окончании средней школы. Несмотря на все это, она умудрялась выкарабкиваться из всех этих непростых ситуаций, устраивавшись на работу, выписавая к себе повзрослевших детей, найдя бойфренда, который стал заботиться о ней и переехав к нему, заботясь о маме и сестре. И вот в какой-то момент, когда все видимые дела были утрясены – имея постоянную работу с бенефитами, живя в большом доме в престижном районе, проводя все праздники с собственной семьей в окружении близких, Лия стала все чаще посещать местный клуб, где не столько танцевала кантри, чем она увлекалась с молодости, сколько выпивая и знакомясь с молодыми людьми.

Поводом для этого служили якобы ее не складывающиеся отношения с бойфрендом, который всего-навсего тянул с предложением руки и сердца. Почему печать в паспорте, или, по-американски, лицензия о браке, могли сделать ее полностью счастливой, для меня оставалось загадкой. Так как мы вместе ездили в тот клуб, я все чаще проводила время с новой подружкой, и мы все чаще общались на разные темы. Вдруг с ней что-то случилось, она стала жаловаться на боль во всем теле, диагноз был какой-то невнятный, но каким-то образом добилась того, чтобы ей позволили уйти на три месяца в отпуск по инвалидности.

В клуб она продолжала ездить. Доктора ей прописали таблетки, и среди них были достаточно сильные наркотики, успокаивающие нервную систему. Ох, уж эта американская система – не столько лечение, сколько заглушение сильными препаратами естественных симптомов боли. Лия подсела на них в короткий срок – и я стала замечать ее неадекватное поведение, замедленную речь, перепады настроения, сонливость. Меня стало это беспокоить, ибо во всем хороша мера, и лечение лечением, но заглатывать таблеточки с утра только потому что у тебя появилось нелегкое недомогание, не совсем как-то здорово, на мой взгляд. Стоило мне это проговорить, как Лия тут же поставила ультиматум – либо ты прекращаешь об этом говорить, либо мы с тобой прекращаем общаться. Я выбрала второе...

Я позвонила ее двоюродному брату и сказала, что, если бы она была моя сестра, я бы ее прибила. На что он хмыкнул, в его семье не принято особо заботиться о других.
Быть счастливой, не об этом ли мечтает каждая женщина... Но что приносит ощущение счастья? Самое интересное, что Лия-таки вышла замуж. На фото она выглядела располневшей, с нездоровым оттенком цвета кожи. Когда мы с ней общались, меня удивляло ее стремление быть ко мне очень близко, окружить меня бесконечной заботой. Я дама вполне самостоятельная, и не очень склонна к женским сюсюканьям. В то же время проскальзывала женская зависть – и неважно к чему, внешности ли, новой ли машине, украшениям, сам факт, что у меня есть что-то чего нет у нее. Вечная погоня за чем-то... В результате из-за нервного возбуждения, когда в воздухе так и витали вспышки больше, дальше, еще и еще, я поцарапала свою новенькую «Мазду», отвлекшись на подвыпившую Лию, на выезде из клуба. Это было сигналом остановиться и прекратить эту связь, которая вела куда-то, чему не было названия.

Отличительные признаки эмоционально зависимых женщин, что они прилипают к тебе как липучки, и отодрать их очень сложно. Ты-то думаешь, что вы просто ведете светскую болтовню ни о чем, тряпках, мужчин, развлечениях, или, может быть, более серьезные разговоры, о работе, счетах, и детях, а на самом деле это воспринимается как возможность присосаться к тебе и вытягивать из тебя драгоценную энергию в виде общения. Сначала у тебя появляется ощущение радости от появления новой подружки, подкрепленное чувством общности интересов и взглядов на жизнь, вы все чаще встречаетесь, куда-то вместе ходите, болтаете о том – о сем, но потом ты начинаешь раздражаться от несоответствия слов и поведения, и все чаще твое мнение остается проигнорированным.

Самое ужасное во всем этом, что ты тоже женщина, и тебе точно так же нужна поддержка и понимание. Но ты оказываешься в роли то ли мужчины, то ли женщины с нетрадиционной ориентацией, но почему-то вдруг это ты должна взять на себя ответственность и принимать решения, когда дело касается достаточно серьезных вещей. Это происходит в той или иной мере со многими женщинами – и меня всегда удивляет этот феномен социального поведения, когда женщины готовы переложить ответственность на кого угодно, даже на других женщин, но только не думать собственной головой. Что в этом такого сложного, я никогда понять не могла... Может и правда стереотип безголовой блондинки имеет под собой почву. Но то, что безответственность это часть безумия, однозначно.

А то, что во всем хороша мера, это общеизвестная истина. Умеренное питание, физические упражнения и тщательно выверенные дозы социального общения стоят в одном ряду. Ни любовь, ни дружба не исключение из этого правила – все хорошо в умеренных количествах. Как только где-то начинает перевешивать, так тут же случается сбой. Бесконечное потребление чувств других приводит к эмоциональному дисбалансу, когда случаются конфликты и разрывы.
Я всегда радуюсь русскому общению. Что может быть лучше, чем поговорить на родном языке и обменяться собственной культурой, ведь нас так много объединяет. Поэтому когда я познакомилась с русской коллегой, худенькой и женственной евреечкой, на работе, я была только этому рада. Тем более она оказалась вполне умненькой, занимающей неплохую должность и семейно-ориентированной.

Все наше общение свелось к безобидным ланчам вместе, прогулкам в парке неподалеку от здания, где мы работали, и опять-таки болтовне о том - о сем. Дальше этого выстроить отношения не удавалось, у каждой оказалась своя, занятая жизнь, наполненная различными заботами. Мы не так давно переехали в новое здание, и оказавшись на одном этаже, нам пришлось приспосабливаться к новым рабочим условиям, и к новому окружению. Все отделы были размещены по-новому, и привычный круг коллег вдруг стал замещаться другими, не менее интересными людьми. Среди них оказался Маркус, симпатичный темнокожий парень, работающий бизнес-аналистом, проявивший немалый интерес к русской культуре, и с удовольствием участвующий в наших незамысловатых посиделках. Я люблю готовить, и всегда радуюсь, когда кто-то готов попробовать что-то из русской кухни. И как-то так получилось, что мы все чаще стали проводить время втроем – Анна, Маркус и я.

При ней я чуствовала себя более уверенной, как-никак наличие русских друзей всегда приободряет, и более дерзкой по отношению к симпатичному, но другой культуры коллеге. Бедный парень иногда обижался на мои подначки, чувство юмора у нас слегка отличалось, но Анна меня вполне понимала, как мне казалось. Ее рассказы о начальнице-деспотше и несправедливом отношении со стороны других коллег меня волновали как-то мало, мне все казалось, что это не стоит выеденного яйца, какие вообще могут быть преследования евреев в этой стране в наше время. Поэтому я все больше развлекалась нашими невинными офисными разговорами ни о чем, и думать не гадала, чем вдруг обернется наша офисная дружба с Анной. Как-то ее переживания воспринимались больше признаком ее натуры, чем чем-то еще – ну подумаешь, ланч прошел по-другому, чем мы планировали, или кто-то что-то сказал.

Удивила меня ее смс-ка в субботу, последовавшей за пятницей, когда мы особенно с Маркусом интенсивно, если так можно сказать, общались, и при том на личные темы, которые абсолютно никого не касались – он рассказывал о своем детстве – и в обед мы просто продолжили разговор, начатый с утра, и так же благополучно его завершили. Но не для Анны. Во время обеда она нервно ерзала и переспрашивала – о чем это, и что она ничего не понимает. На что я спокойно ответила, что это левые разговоры и не стоит на них обращать внимания. Когда я предложила ей перезвонить, она ответила, что не хочет беспокоить меня в мой выходные. То есть дернуть человека можно своим непониманием, а поговорить она не может. Я люблю ясность во всем, поэтому потратила свое время на то, чтобы перезвонить и убедиться, что ничего не происходит. От Анны ничего не исходило, даже простого женского любопытства, что было бы естественно, но скорее такое молчаливое потребление моих слов, неважно о чем, но лишь бы мы говорили. На том проводе была черная дыра.

Началась новая неделя, и первая половина прошла вполне невинно, не считая того, что Анна все чаще и чаще старалась оказаться рядом с моим рабочим столом, что меня начало слегка напрягать, как-никак мы все-таки на работе, и всему должно сопутствовать мера, даже общению на родном языке. Во всем прослеживалась одна и та же схема – она отвечала абсолютно тем же, что ей предлагалось. Все было бы ничего, если бы не напрягала некая искусственность такого поведения. Обычно люди поступают в соответствии с собственными представлениями, а не механически копируют действия других. Плюс еще были моменты, которые от человека, живущего в Америке очень давно, а Анна не была новоприбывшей эмигранткой, это ее с сестрой привезли родители, когда были студентками института, не ждешь и они слегка удивляли. А также странные высказывания. И вот это настойчивое преследование меня слегка утомило, и я решила просто побыть одна в обеденное время. Тому же еще способствовало то, что она прислала имейл, в котором она расписывала о несправедливом к ней отношении, и все хотят знать ее личную жизнь, и т.д. и т.п.

 Нет, я, конечно, поговорила с ней, но находиться рядом мне не очень хотелось. Это молчаливое нависание надо мной, когда от меня чего-то ждут, чего я не могу дать, начинало уже утомлять. На следующий день Анна не вышла на работу, но прислала имейл, что ей что-то надо, я ответила, она в ответ, повод был ничтожный. Тут мне позвонили на рабочий телефон, и увлекшись разговором, я только чувствовала вибрирование мобильного телефона, который разрывался от чьих-то настойчивых домоганий. Окончив разговор, я вернулась к рабочим имейлам, и тут обнаружила отчаянный призыв от Анны – почему ты не отвечаешь, я не понимаю, поговори со мной, чем я это все заслужила. На сотовый это тоже она звонила.

Вот эта какая-то особая чувствительность к словам и чувствам других может сыграть двойную роль – она может сблизить двух людей, а может разрушить то, что едва начиналось. Чем обостреннее чувствует человек, тем больше он подвержен ненужным эмоциям. Слишком много ненужных мыслей крутится в голове, мешая сосредоточиться на том, что важно. Слишком отвлекают от главного направления, выбранного и заложенного для каждого. Пожалуй, излишне говорить, что поговорив с ее коллегами, я услышала немало нелицеприятного о ее поведении. Мания преследования, это был самый мягкий диагноз. Регулярные визиты в отдел кадров с ее стороны с жалобами на других – норма. Мне оставалось только одно – выбирать либо между русским общением или здоровой обстановкой на рабочем месте. Выбрала второе.

И неизвестно, где граница этому – легкому завихрению мозгов, когда кружится голова от счастья, или падению в пучину отчаяния, от которого нет никакой невозможности избавиться, кроме как самоуничтожения. Невозможность существовать в той среде, которая нам предоставлена, или полет в невесомости от безумного желания. Я не знаю. Знаю только одно – когда я недавно проезжала Западную Вирджинию, штат, расположенный в Аппалачинских горах, я заметила по дороге вывеску, приглашающую туристов посетить исторический сумасшедший дом.

Asylum

Мрачные нависшие горы и пасмурная погода создавали вполне натуралистичную обстановку для его существования. Почему-то казалось, что именно там он и должен существовать, где же еще. Сами горы, с их энергетикой, притягивали как магнитом все нехорошее, что таится под землей.

Asylum

И возникло вот это тяготящее чувство тоски, которое засасывает тебя все дальше вглубь, и возбуждает рецепторы, неведомые дотоле, ведомые куда-то в лес, на край обрыва, где ты вдруг оказываешься сама не зная как, и страх сжимает своими стальными щипцами твое хрупкое, нежное сердце, готовое выпрыгнуть из грудной клетки. Тебя обволакивает туман, а что если это конец, и в то же время, всей кожей ощущая приливы дрожи, ты говоришь себе: «Надо что-то делать, надо что-то делать», и судорожно начинаешь искать выход из положения. Загнать себя в клетку не трудно, труднее придумать, как оказаться на свободе, и что с этим делать.

Регуляторы нашего социального положения в самом социуме – все наши отзывы и реакции на поведение других являются теми самыми «флажками», которые сигнализируют, что происходит. Все дело в том, как мы читаем эти сигналы, понимаем ли их значение. Но зачастую дело даже не в подаваемых знаках, а в том, что человеку действительно хочется. Анне хотелось внимания, и ей было совершенно неважно, может ли другой человек его дать. Лии хотелось удовольствия, и ее мало волновало, чем может это кончится. Ответственность за свое поведение это первый признак разумности человека. Принять постулат о том, что ты делаешь что-то не так, не так просто, но говорит о том, что человек уже понимает, в чем дело.

Меня добило вот это плаксивое «Я не понимаю, о чем ты говоришь» от взрослой женщины, имеющей семью и карьеру. Я смотрю в ее глаза, а там черная дыра. Если ты не понимаешь, о чем я говорю, о чем нам с тобой говорить? Попытка объяснить, что ты сама ответственна за свое поведение воспринимается в штыки – это не я, это они все против меня – проваливается тут же. И опять по кругу – «Почему ты со мной не разговариваешь?» Именно поэтому.
Если человек замкнут настолько, что не воспринимает слова окружающих и не понимает, что происходит в его отношениях с другими, для меня это серьезный сигнал, что ему нужна профессиональная помощь. Проявления этого происходят в разной степени и в разных формах. Но если человек напрочь отказывается понимать в чем дело, и ситуация усугубляется – разрушением отношений, потерей работы, ухудшившимся здоровьем – может быть он этого достоин? И стоит ли терять на него время?

Удивительно то, что мужчины обычно не замечают этих изменений в поведении женщин. Они либо не замечают, либо не хотят замечать того, что происходит. А может они просто не знают, как при этом быть. Я же как женщина, с жалостью отношусь к другим женщинам, которые готовы променять свое душевное благополучие и социальные связи на сомнительные эмоциональные порывы. Так бездарно распорядиться тем, чем тебя наградил Господь... Женская суть очень хрупкая система. Напичканная гормонами, она привлекает, создает и сохраняет жизнь. Но если в ней возникает дефект, то последствия катастрофичны.

Для многих счастье заключается в поиске своего мужчины. Они не понимают, что мы уже созданы Богом такими, какие мы есть. Счастье внутри нас, в возможности жить эту жизнь и радоваться ей. Нельзя раствориться в другом без того, чтобы не потерять себя, кто бы это не был – ребенок, муж, подруга. Сколько на моих глазах примеров, когда женщина теряется в своем любвеобилии, перемежаемом приступами депрессии. Ведь я тебе отдала всю себя, почему же мне так плохо. И вот это бесконечное эмоциональное манипулирование чувствами других – и чем ярче, чем эффектнее, тем лучше. Утомительно, на мой взгляд. Стоит ли оно того?

Елена Ведекинд
Октябрь 2012

Harvard Health Blog by Peter Wehrwein:
http://www.health.harvard.edu/blog/astounding-increase-in-antidepressant-use-by-americans-201110203624

West Virginia asylum: http://www.columbiatribune.com/news/2011/dec/25/spook-central/

 

Елена Ведекинд
(США, Мэриленд)

Предыдущая статья Елены Ведекинд:

 

Об авторе и другие произведения Елены Ведекинд

 

 

Отзывы и комментарии направляйте на адрес редакции

Опубликовано в женском журнале Russian Woman Journal  www.russianwomanjournal.com - 10 Октября 2012

Рубрика: Жизнь в семье

 

Все рассказы о путешествиях по странам

Все статьи о женской психологии и психологии отношений  

 

Уважаемые Гости Журнала!

Присылайте свои письма,  отзывы, вопросы, и пожелания по адресу  lana@russianwomanjournal.com




1000 нужных ссылок | Site map | Legal Disclaimer | Для авторов