logo
Russian Woman Journal
www.russianwomanjournal.com
Жизнь в семье и вообще о жизни с Еленой Ведекинд
11 Июля 2013, Четверг
Елена Ведекинд
(США, Мэриленд)

   Наступило лето

Предыдущая статья Елены Ведекинд:

Наконец-то наступило лето в наших краях... После долгой и неустойчивой зимы с ее перепадами температуры, короткой, но не менее неустойчивой весны с заливными дождями, наступили теплые, влажные деньки с редкими и небольшими дождиками... Природа давно уже зацвела зеленью, и цветы распустились, но людям понадобилась какое-то время осознать и привыкнуть, что смена сезонов наконец-то состоялась.

Первым признаком того, что лето официально заявило свои права, стали не больше и не меньше, как летние платьица моих сотрудниц. Американки очень консервативны в своих нарядах, для всего есть какие-то свои правила, и они немного отличаются от наших, привычных, сложившихся под европейским влиянием. Американская мода протекает в нескольких направлениях, ее не всегда можно обозначить каким-то одним стилем, есть место практически всему – повседневному, майки и джинсы, офисному, юбки и блузки, нарядному, платья – но они не смешиваются, а живут как бы в своем индивидуальном измерении, в зависимости от ситуации и времени дня.

Для каждого функционального стиля есть свои еще тенденции, зачастую это смена цвета каждый сезон, но добавляются и новые элементы, например, в моду вошли браслеты, и их комбинация, большие круглые декоративные наручные часы, висячие серьги, яркие, но монохромные цвета в одежде, стразы на футболках, вышивка на джинсах. Стрижки стали короче, серьги длиннее, юбки короче, каблуки шире. Это в целом. А для каждой индивидуальной дамы, это прежде всего выбор собственного стиля. И тут я отдаю должное американкам – у них есть чувство стиля. Иначе бы не продавалось такое количество вещей.

Во всем этом офисном многообразии меня прежде всего обрадовала летняя женственность, проявившаяся как распустившиеся цветы, во всем ее цветении, в разных формах. Стало просто удовольствием наблюдать как преображаются подруги по работе. Белое легкое платьице с синим рисунком, скомбинированное с легкой синей кофточкой, преобразило Дебби, чья короткая светлая стрижка всегда радовала своей импульсивностью, но ее тяжелые свитера и брюки приземляли образ. Или Келли, занимающая солидный пост, но отличающаяся прекрасным чувством юмора, ничем особо не выделялась, кроме своих темных волос и загорелой кожей, пока вдруг не появилась в платье с этническим рисунком, коричневое с черным, они как ни кстати пошло ей. Джули, маленькая точеная негритяночка, в вечно рваных джинсах и цветных кроссовках, вдруг порадовала белым платьицем в обтяжку с широким золотистым ремнем, золотистыми висячими серьгами и золотистыми же босоножками в египетском стиле на каблуках. Шикарно. Даже Джини, консервативная дама за пятьдесят, вдруг облачилась в коротенькую юбочку с графическим рисунком и обтягивающую футболку с соответствующим цветом. Ей можно дать едва за двадцать, настолько ее омолодил ее наряд.

Летние платья и юбочки вдруг преобразили женскую половину коллектива, оставив мужчин позади, с их привычными офисными брюками и офисными рубашками с коротким рукавом, или, в лучшем случае, цветными рубашками-поло. Некоторые, правда отличаются, более яркими цветами, красным, фиолетовым, желтым, но они не могут соревноваться с женщинами, которые вдруг стали преображаться на глазах. Нет-нет, некоторые из дам все же возвращаются к привычному универсальному черному, безликим юбкам и блузкам, но в целом все происходящее в нашем способе самовыражаться говорит о том, что лето наконец-то наступило в наших краях.

Отпуск. Какое сладкое слово... Все куда-то поехали – в Украину, Санкт-Петербург, Астрахань, Норвегию, Флориду. Я ездила в Москву весной, для меня лето это работа и мои классы в местном университете. Но не изменяя нашей сложившейся традиции, мы с подружками собираемся собраться на 4 июля, американский же праздник Независимости, когда будут стрелять фейверки, жариться хот-доги и гамбургеры, проводиться парады. Мы же планируем наряжаться, пить вино и есть наши русские салаты.

Но ничто не мешает нам радоваться наступившему лету и строить планы про поездки на море или хотя бы походы в бассейны, которых хоть и в изобилии в наших краях, но все они принадлежат частным коммюнити или расположены в частных домах. Мой персональный выход из положения – посещение городского пляжа, переполненного народом, с не очень чистой водой, но достаточно комфортного, и, если отойти подальше, то можно найти менее забитый пляж с более чистой и теплой водой. В конце концов живем мы рядом с Чесапикским заливом, который впадает в Атлантический океан, и, было бы желание, а пляж найти можно.

Мужчины. Как-то одна моя пожилая сотрудница сказала, что они не могут жить одни. Наверное, это так. Потому что женщины больше приспособлены к одиночной жизни, мы не так нуждаемся в противоположном поле, а для того, чтобы поделиться нашими проблемами, у нас есть подруги. Съездишь на ланч в местный ресторанчик, погуляешь по магазинам, накупишь летних платьев и дешевых украшений, и все печали как рукой сняло. Деньги зарабатываются на работе, домашние дела хлопоты привычные и не обременяющие, готовить мы все умеем. Что еще? Личные отношения? Но так они все замешаны на эмоциях, и отношения с подругами иногда привносят больше сумятицы, чем с мужчинами. Ибо они с другой планеты, и все их чувства нам порой непонятны. Так что пусть живут по другую сторону бытия, и чем меньше они нас беспокоят, тем лучше. Все равно они не угонятся за нашей богатой духовной и эмоциональной жизнью, могут ее затронуть только поверхностно, слегка. Интимные отношения? Но так это общеизвестный факт, что они больше нужны мужчинам чем нам, женщинам. И с годами мы в них нуждаемся все меньше и меньше... Так что, как ни крути, мужчины нуждаются в нас больше, чем мы в них.

Но, что ни говори, приятно пройтись по коридору в цветастеньком платьице с рисунком аквамарин на коричневом фоне, встряхнуть длинными красными сережками из наборного бисера, и поймать взгляд симпатичного коллеги, спустившегося в вырез платья, в который указывает красное же, из наборного бисера, колье. Взгляд быстро отводится, сменяется смущенной улыбкой. – Привет, как дела? – Ничего. И идешь дальше, на кухню, по дороге которой издалека замечается еще один внимательный взгляд, и еще один, едва уловимые, но такие знакомые, наполненные летним теплом.

Все любят красивых женщин. И даже простые приветствия и смешки сопровождаются неуловимым флиртом, главное, подать так, чтобы было будто само собой. Вся эта незначащая игра не имеет никакого смысла, все коллеги либо женаты, либо слишком молоды, либо слишком стары, либо не вызывают личного интереса, но просто пройтись по офисному коридору в нарядном летнем платье и встряхнуть серьгами, это вызов скучному времяпрепровождению, ничем особо незаполненному, кроме привычных бумаг и работе на компьютере.

Тянет на шаловливые диалоги, и даже установившаяся дружба с приятелем по работе, с которым ведутся бесконечные разговоры ни о чем, а как-то о жизни в России и случаи из жизни, не избегает этого. Он проверяет телефон в понедельник утром с таким серьезным видом, что хочется спросить, не получил ли он сообщение от любовницы, с которой провел выходные. На что отвечается, что он слишком стар для этого... А парню 40 лет.

Я хмыкаю, рассказываю случай из жизни на грани пошлости, но с ним это можно, он поймет, и тут подходит другой, и начинает зачем-то рыться в кухонном шкафу у моих ног, тем самым отвлекая меня от истории, вполне занятной. Я гляжу на него сверху вниз, и не трогаясь с места, строго спрашиваю, что это он такое там делает. На что он отвечает как-то невнятно, но что вполне понятно, что ему мой диалог с приятелем был повод для его действия. Чем он потом и подтверждает, проговорив сказанные слова утром уже в обед, когда мы опять пересеклись на кухне. Вот никогда не поймешь этих мужчин, что их может заводить, даже простые вопросы и ответы. А может, каким тоном это сказано. Мой приятель в долгу не остается, обволакивает меня широченной белозубой улыбкой на весь коридор, говорившей о том, что он знает, чем кончилась утренняя история, когда я иду в ланч покурить, но мне уже неинтересно к ней возвращаться, потому что и так понятно, о чем она. Об интимном, о чем вслух не говорят, кроме русских дам, когда у них флиртующее настроение, и когда на вопрос, как провела праздники, спонтанно подмигивается левым глазом, и стоящий рядом незнакомый коллега с опущенным в пол взглядом, вдруг восклицает - O, my God! А спрашивающий заливается смехом, совсем молодой парнишка, явно неплохо провел праздники, с какой-нибудь шустрой козочкой.

Это да, это мы можем... Мы можем даже и не это, но лучше держаться в рамках, хватит платьев, обнажающих то ноги, то подчеркивающих грудь, и чтобы ты не делала, все равно какая-то часть тела выпирает. Да и в конце концов, какое мне дело до этих дурачков-коворкеров, когда у меня уже есть один любитель поваляться жарким утром в постели, или такой же жаркой ночью, делающей ее еще жарче. Но бьют часы, пора вставать, ночью ли, утром ли, но на работу, и после торопливых поцелуев в щеку, куда-то вскольз, дела берут свое. И вроде не в первый раз, и уже знакомо, и все же тянет поцеловать, погладить по незнакомой американской коже, поцеловать в небритую щеку. Почему-то американские мужчины обладают особой ласковостью, они очень чувствительны к проявлению женского внимания, и никогда не говорят пошлости, хотя явно о них думают. Но больше всего умиляет их привычка проговаривать вслух, что их поразило – от невинного ли дерзкого ответа до того, как тебе идет эта шляпка. Слова для них значат много, они ими не разбрасываются, комплименты говорят редко, но по делу, и слов любви от них не дождешься, но скажут тебе их честно, когда тебе их надо услышать, и при этом с полной готовностью и уверенностью. Конечно, я люблю тебя. Но зарплата у меня будет только через две недели. Врать они не умеют...

Вот и позади 4 июля, жаркое, томное, с тонкими струйками пота, бегущим по спине и бедрам, сгустившаяся духота, бесконечные разговоры с подругами ни о чем, богатый стол, уставленный не столько салатами, сколько горячим, среди него и запеченная рыба, и мясо пожаренное на гриле, и тушеная картошка с мясом и укропом. И даже если ни в бассейн на на пляж выбраться за праздники не удалось, но лето все равно, вот оно, здесь, располагающее к неге, истоме. Еще одно лето в Америке, мое одиннадцатое лето в Мэриленде, долгое, влажное, заволакивающее туманами по ночам и дымкой по утрам. Прошлое смывается волнами в океан, будущее затмевается грозами, есть только здесь и сейчас – еще один летний день 2013 года. И уже теряется счет годам, работам, жарким утрам и ночам, но остается ощущение летнего тепла. Такое долгожданное, отпускное, располагающее. Не даром Мэриленд причисляют к южным штатам наряду с Северной и Южной Каролиной, Вирджинией, Флоридой... А там недалеко и Карибы и Куба, а за ними Южная Америка.

И мысленно слетав на крайний юг, пожелав тепла семье и друзьям в далекой Сибири, ты опять возвращаешься в свой двор, покрытым зеленой лужайкой, только что спрыснутой очередным грибным дождиком, где стоят магнолии с тяжелыми листьями и торчащими свечками белыми цветами, елки с просвечивающей зеленью иголок и тоненькими шишечками, аккуратные кусты боксвуд, геометрически подстриженные. И все эти шаловливые диалоги или долгие рассуждения, с американцами ли мужчинами, русскими ли подругами, но замыкаются в одном долгом, спокойно-равнодушном, зеленом, теплом летнем дне, пролившемся грозой и засиявшей ярким солнцем на ярко-синем небе с бегущими по нему белыми кучерявыми облаками.

 

Елена Ведекинд
Июль, 2013

 

Елена Ведекинд
(США, Мэриленд)

Предыдущая статья Елены Ведекинд:

 

Об авторе и другие произведения Елены Ведекинд

 

 

Отзывы и комментарии направляйте на адрес редакции

Опубликовано в женском журнале Russian Woman Journal  www.russianwomanjournal.com - 11 Июля 2013

Рубрика: Жизнь в семье

 

Все рассказы о путешествиях по странам

Все статьи о женской психологии и психологии отношений  

 

Уважаемые Гости Журнала!

Присылайте свои письма,  отзывы, вопросы, и пожелания по адресу  lana@russianwomanjournal.com




1000 нужных ссылок | Site map | Legal Disclaimer | Для авторов