logo
Russian Woman Journal
www.russianwomanjournal.com
Романтика и мир женшины
5 Октября 2009, Понедельник
Лариса Джейкман
(Англия, Hampshire)

Костюм от Версаче

Часть3
Предыдущая глава этой повести:

shadowЛев, как и обещал, приехал один. Он сразу приступил к делу: что случилось? Марина рассказала все с самого начала, показала Льву костюм, визитку, факсы и вопросительно, с огромной надеждой взирала на него. Лев смотрел на вещественные доказательства Марининого рассказа и недоумевал.

«Ты меня, конечно, извини, Марина, но это чертовщина какая-то. Дай мне немного подумать. Я возьму с собой визитку и эти факсы. Завтра попробую разобраться с этим. А насчет костюма – я просто не знаю, что сказать. Кто-то явно мутит воду. Буду думать», - сказал озабоченный Лев и пригласил Марину пообедать.

«Знаешь, давай-ка собирайся, возьмем Зосю, и я свожу вас в «Алазанскую долину». Там готовят потрясающие шашлыки. Сегодня выходной, вот и пообедаем на славу. И Вадима возьмем. Ну, договорились?»
«Хорошо, Лев, спасибо. Только у меня к тебе одна просьба. Давай сначала съездим на кладбище вдвоем. Я не была давненько, да и душа немного успокоится. Я тебя очень прошу», - сказала Марина и немного занервничала.
«Нет вопросов. Поехали. Сейчас только Зосе позвоню, чтобы она готова была, а ты Вадима предупреди», - сказал Лев и направился к телефону.
«Цыпленок, это я. К трем будь готова, идем в ресторан обедать», - проворковал Лев, и Марина услышала радостный визг, доносящийся из трубки.
«Наверное все же хорошо иметь такую беспечную, по-детски наивную жену. Интересно, ссорятся они когда-нибудь, выясняют отношения? Не похоже. Скорее всего, Лев ее безумно любит такую, какая она есть, а после Ариадны ему лучшего и не надо», - размышляла Марина, облачаясь в свой любимый черный брючный костюм и ярко-голубую блузку.
Поверх она надела черный кожаный плащ, взяла зонтик, перчатки и вышла из дома. Лев поджидал ее в машине. Перед уходом она переговорила с Вадимом, но он от ресторана отказался, сославшись на бассейн. Вадим старался не пропускать занятия по выходным. Он с детства прекрасно плавал, он любил этот спорт, хотя серьезно никогда им не занимался.
День был довольно теплый для ноября. Солнечно и свежо. На кладбище пахло опавшей листвой, землей и астрами. Лев с Мариной медленно шли по аллее к могиле Сергея. Говорили о пустяках, к предыдущему разговору решили больше не возвращаться до выяснения обстоятельств и Зосю не посвящать.
«Спасибо, Марина, что ты так бережно отнеслась к ней. Ты права, все это Зосю ужасно испугало бы. Она ведь как ребенок, расстраивается по каждому пустяку. Но знаешь, я так счастлив с ней. Она мне и жена, и дочь в одном лице. Люблю ее и как женщину, и как девчонку. Это трудно объяснить. Что-то в ней тронуло меня до глубины души, когда мы познакомились, и это чувство не проходит до сих пор», - разоткровенничался Лев.
«Я очень рада, Лев, что ты счастлив», - сказала Марина и взяла его под руку.
Они свернули у самого конца аллеи и по маленькой тропинке направились к памятнику Сергея. Отсюда он уже хорошо был виден. Высокая розоватая гранитная плита возвышалась на массивном постаменте, ажурная металлическая ограда обрамляла могилу, которая подсвечивалась осенним солнечным светом, проникающим сквозь редкую листву и густые ветви растущих вокруг деревьев. Что-то насторожило Марину. Еще издалека она заметила, что что-то не так. Подойдя ближе, она поняла, она увидела разницу. На гранитной плите памятника был высечен портрет Сергея, ниже стояли даты рождения и смерти, которые тоже были красиво высечены и покрыты сусальным золотом. Но сейчас золото отсвечивало только на дате рождения. С даты смерти позолота была тщательно счищена, и эта дата теперь как бы не просматривалась.
«Это еще что за новости?!» - произнесла Марина, холодея внутри.
Лев стал оглядываться вокруг. Никаких следов, никаких намеков на то, что кто-то был здесь и старательно счистил позолоту. Лев попытался поколупать ногтем золотое покрытие, сохранившееся на другой части, но оно не поддавалось. Золото как будто бы впиталось в шероховатую поверхность высеченного мрамора.
«Да, это уже слишком. Ну что ж, надо серьезно этим заняться. Кто-то ищет больших неприятностей на свою голову», - озабоченно сказал Лев и слегка приударил кулаком по гранитной плите.
«Скорее всего, это я жду больших неприятностей», - сказала Марина потухшим голосом, и из глаз ее опять полились слезы.
«Марина, я обещаю тебе, что завтра же займусь этим. Подключу свои связи, найду человека, который от��есется ко всему с должным вниманием. И золото мы восстановим, не переживай. Ведь скорее всего, эти ублюдки на это и рассчитывают. Не поддавайся, прошу тебя. Я рядом», - сказал Лев и обнял Марину за плечи. Она прижалась к нему и разрыдалась в полный голос.
«Я боюсь, Лев, понимаешь? Боюсь. Какой-то неосознанный страх, что-то чудовищное, мистическое, я не могу объяснить», - проговорила сквозь слезы несчастная Марина.
Потом она попыталась успокоиться. Надо было взять себя в руки, и ей это худо-бедно удалось. Марина вынуждена была пойти в ресторан, так как оставаться одной после этого кошмара ей совсем не хотелось, а Вадима, скорее всего, не было дома. Они заехали за Зосей, которая со счастливым лицом буквально выпорхнула из подъезда и впорхнула в машину.
«Ой, как я рада, что мы идем обедать в ресторан! А где эта Алазанская долина?» - защебетала Зося и чмокнула Марину в щеку.
«На Герцена, новый ресторан с великолепной грузинской кухней», - ответил было Лев. Но Зося удивленно взглянула на него и звонко расхохоталась.
«Ой, не могу! Да не ресторан, а сама Алазанская долина где, в Мексике?»
На этот, вполне логичный вопрос, ни у кого ответа не нашлось, хотя Лев резонно заметил:
«Зося, если бы она была в Мексике, там бы готовили блюда мексиканской кухни, а мы будем кушать сациви, шашлыки и пить «Цинандали». Или «Алазанскую долину». Это грузинское вино, не мексиканское».
«А у нас в Риге все обожают «Рижский бальзам». Он такой вкусный! Марина, ты пробовала?» - продолжала беседу Зося.
«Да. Ты же привозила в прошлом году, помнишь?»
Марина была рада такой необременительной беседе, так как это отвлекало ее от тяжелых мыслей, хотя она понимала, что очень скоро Зосины разговоры ей станут не под силу, она отключится, и тогда страшная тоска опять навалится на нее и будет давить своей неизбежностью и неотвратимостью.

***

На следующий день Лев Георгиевич вплотную занялся поиском надежного человека, который взялся бы распутать этот чудовищный клубок и вывести на чистую воду мерзавцев, которые посягают на светлую память его лучшего друга и пытаются отравить жизнь Марине – женщине, которую он так давно знал и очень уважал.
«Этому надо положить конец», - думал Лев и пытался найти выход.
Конечно, обращаться в милицию с запросом подобного рода и с такими фактами было бессмыссленно. Вряд ли кто-то воспримет это всерьез. Нужен альтернативный вариант. И тут Льву на ум пришел некто Андрианов, в прошлом талантливый следователь, а сейчас директор частного сыскного агентства, открытого в их городе совсем недавно, но уже хорошо зарекомендовавшего себя.
Владимир Яковлевич Андрианов сразу взял трубку и выслушал Льва довольно внимательно, не перебивая. Лев изложил ему суть дела вкратце и попросил принять его как можно скорее. Встреча была назначена на следующий день вместе с Мариной, которую попросили принести все вещественные доказазтельства. Их беседа продлилась примерно два часа. Владимир Яковлевич задавал очень много вопросов и фиксировал что-то в своей тетради во время их беседы. К тому же весь разговор записывался на пленку.
«Ну что ж, господа, думаю, что кто-то просто пытается свести Марину Евгеньевну с ума. Причина не ясна, мотивы тоже. Буду искать. Все дополнительные сведения, факты сразу же сообщайте мне или моему коллеге».
Андрианов нажал невидимую кнопку, и за дверью раздалась мягкая трель звонка. В кабинет тут же вошел и поздоровался высокий спортивного вида молодой мужчина.
«Познакомьтесь пожалуйста. Александр Сорокин – лучший сыщик в нашем агентстве».
Сорокин ухмыльнулся и сказал:
«Скажете тоже, Владимир Яковлевич. Все мы тут не промах».
«Ну ладно. Значит так. Делом буду заниматься я сам, Александр – моя правая рука. Все. Аудиенция закончена. Когда вы мне понадобитесь, Марина Евгеньевна, я вам позвоню, и вы не стесняйтесь, если что. Всего доброго!»
Андрианов энергично встал, крепко пожал руку Льву Георгиевичу и проводил их с Мариной до выхода. Лев предложил подвезти Марину до дома, но ей идти домой совсем не хотелось. Она отправилась в свою фирму, но там тоже не нашла себе должного применения. Правда, выслушала рассказ своего делопроизводителя о делах текущих. Проблем, вроде бы, не было. А жаль. Они были бы сейчас кстати, можно было бы отвлечься от нехороших мыслей. Но все шло хорошо. Дизайнеровская группа справлялась с заказами, все проплаты прошли, ни должников, ни долгов.
«Ну что ж, прекрасно! Продолжайте в том же духе. Я на этой неделе в офисе не появлюсь, мне нужен небольшой отдых», – сказала Марина и устало вздохнула.
«Конечно, Марина Евгеньевна, вы не волнуйтесь, мы справимся», – заверила Наталья Аркадьевна, ее основной помощник в делах.

На эту женщину Марина всегда могла положиться. Сотрудники недолюбливали Наталью, она была строга и принципиальна, но зато одинаково требовательна и к себе, и к другим. Она выполняла роль кнута в их коллективе, а пряником был Олег, менеджер проектного бюро. Он был профессионал своего дела, у него был талант. Специализировался Олег в основном по офисам. Его проекты по оформлению кабинетов, приемных, конференцзалов были просто потрясающими. Но как натура творческая и увлеченная, Олег совершенно не признавал дисциплину. У него легко было отпроситься по своим делам, выпросить лишних пару дней на выполнение работы, он всегда входил в положение, и сотрудники чувствовали себя при нем вольготно. Наталья Аркадьевна – прямая противоположность Олегу Яновичу: не опоздай, не тяни время, не увиливай от работы, не занимайся посторонними делами и т.п.
Марина ей больше доверяла, но всегда просила:
«Наталья, снизь планку, дай людям дышать, прекрати закручивать свои гайки!»
«Да что вы, Марина Евгеньевна! Мои требования вполне нормальны. Мы не можем распускаться, иначе не будем на гребне. Посмотрите, какая конкуренция. Достаточно один заказ сорвать, и пяти клиентов как не бывало. Им есть куда пойти!» – отвечала Наталья, абсолютно уверенная в своих убеждениях. Что ж, она была права.
«Ладно, никто не жалуется, из фирмы не уходит, бизнес прибыльный, Олег на расхват, ему некогда заниматься воспитательной работой, пусть Наталья управляется с этим», – так рассуждала Марина.
Она сидела в своем кабинете, в мягком кожаном кресле и курила приятную легкую сигарету. Итак, у нее есть неделя на отдых и размышления.
Она позвонила Вадиму.
«Мама, привет! Я задержусь немного, хочу в бассейн сходить после работы сразу, хорошо?» – торопливо заговорил Вадим.
«Это что-то новенькое. По будням ты раньше не плавал. Что случилось?» – спросила Марина, крайне удивясь.
«Ничего не случилось. Просто поразмяться захотелось. Я приду часов в девять, и ты мне все расскажешь, ладно?» Марина поняла, что он имеет в виду встречу с сыщиками.
Когда она покинула офис, начало уже смеркаться. Было всего около пяти, но вечер уже уверенно вступал в свои права. Потемнело небо, зажглись первые звезды, и неяркие уличные фонари лишь усугубляли предвечернюю грустную картину. На улице было довольно многолюдно. Марина прошлась немного пешком и решила взять такси. До дома далековато, пешком идти не хотелось, и такси было как нельзя кстати.
Она остановилась на стоянке и стала ждать машину. Вдруг на противоположной стороне улицы она увидела до боли знакомый образ.
«Кто это, боже мой!» – лихорадочно подумала Марина, не успев испугаться.
Мужчина стоял на краю тротуара в длинном черном пальто и черной шляпе, низко надвинутой на лоб. Он улыбался и махал Марине рукой: то ли приветствовал, то ли звал подойти, но явно выражал нетерпение.
«Нет, это бред, этого не может быть», – шептала Марина, собираясь перейти на другую сторону улицы.
Между ними был поток машин, а он все так же махал ей рукой и улыбался. Это был Сергей и никто иной. Марина стояла, смотрела на него и не могла пошевелиться. Вдруг поток машин иссяк, и она буквально ринулась через дорогу, навстречу ему. Но в это время он внезапно остановил такси, послал ей воздушный поцелуй и исчез в салоне. Автоматически сработала зрительная память и «сфотографировала» номер машины. Марина бессильно опустилась на скамейку.
«Что это, а вернее, кто это? Сергей? Тогда у меня галлюцинации просто. Я же в своем уме. Господи, да что со мной творится?» – думала Марина, сидя на холодной скамье, будучи не в силах подняться.
Потом-таки встала и пошла пешком. В половине седьмого она была дома и решила сразу же позвонить Андрианову. К счастью он оказался еще в офисе.
«Это уже интересно. Так, хорошо. Номер такси вы запомнили, прекрасно! Завтра же я выясню, ку��а он отвез этого мистического пассажира», – очень быстро проговорил Владимир Яковлевич, выслушав сбивчивый рассказ Марины.
К девяти вечера, как и обещал, пришел Вадим. Он был в спортивном костюме и темно-синей водонепроницаемой куртке.
«Я переоделся на работе, когда пошел в бассейн», – объявил он, когда увидел, что мать смотрит на него как-то странно.
«Значит ты с утра знал, что пойдешь в бассейн. Почему же ничего не сказал?»
«Я не был уверен. Мне днем позвонили, мы договорились, тогда я и тебе сообщил. Ну ладно, мам, это все ерунда. Рассказывай, как день прошел, что нового?»
«Я видела сегодня твоего отца, вот так же, как тебя», – безразличным голосом заговорила Марина и закурила сигарету.
«Мама, я понимаю конечно, что ты взволнована, испугана, расстроена, но ты же не хочешь мне сказать, что веришь в потусторонний мир?!» – спросил Вадим, слегка повышая тон.
«Вадим, что это?! Ведь я видела его, Сергея, одетого в его черное пальто и шляпу. А эти вещи, между прочим, до сих пор лежат в чемодане на антрессолях. Да еще и костюм у нас. Если пальто и шляпа могут быть похожими, то этот костюм от Версаче точно был единственный в городе. Был, пока его не кремировали. Он что, из пепла восстал? Значит, и Сергей восстал. Что мне прикажешь еще думать, что?!» – возбужденно говорила Марина, переходя на крик. Вадим принес валерьянки.
«Расскажи мне, как вас приняли в сыскном агентстве? Я знаю в общих чертах от Льва Георгиевича, но каково твое впечатление?»
«Никаково! Пока первых результатов не будет, я не берусь делать никаких выводов».
«Ясно, спасибо. А я хотел тебе кое-что приятное сообщить. Хочешь?» - сказал Вадим, заглядывая в холодильник и соображая ужин на двоих.
«Извини, Вадим. Я взвинчена до предела. Знаю, что должна держать себя в руках, но сил нет. Ладно, сообщи мне приятное. Может, получшает».
«Я в прошлое воскресенье познакомился в бассейне с Вероникой. Она заканчивает ординатуру, будет психотерапевтом».
«Очень кстати», – вставила Марина, но Вадим только хмыкнул и продолжил:
«Она очень приятная и приветливая девушка. Надеюсь, тебе понравится. Тоже вот пришла в бассейн. Говорит, плавала в детстве, а потом бросила. Сейчас снова решила начать. Вот сегодня мы опять виделись. Думаю, я нашел себе подругу».
«Ну что ж, бог в помощь. Время, правда, не подходящее, ну да ладно. Рада за тебя», – только и сказала Марина.
Она давно задумывалась о том, что у Вадима нет близкой подруги. Парень высокий, симпатичный, умница, интеллектуал. Хотя все эти достоинства – может слишком, может, надо попроще быть? Но он ведь не заносчив, не горд и не высокомерен.
«Странно, почему не может пару себе найти? Двадцать четыре года, возраст вполне подходящий даже для женитьбы, а он все один», – размышляла Марина, но тем не менее женить сына ей совсем не хотелось, к этому она была просто морально не готова.
И вот вдруг, как снег на голову, подружка. Но с этим нужно было смириться. В глубине души Марина была рада за сына, но тревога и страх, сидящие в ней сейчас, не давали ощутить чувство радости в полной мере.

Ночь прошла ужасно. Марину мучили кошмары, и она часто просыпалась в холодном поту. В какой-то момент, пытаясь безуспешно заснуть, она вдруг вздрогнула от резкого гудка за окном. Автомобильный сигнал среди ночи, громкий и настойчивый, показался ей чем-то страшным и неестественным. И все же она встала, включила торшер и подошла к окну. Во дворе стоял и мигал фарами старый, раздрызганный микроавтобус, а рядом с ним на широко расставленных ногах стоял Сергей, точнее, его призрак, все в том же черном длинном пальто и черной шляпе. Он стоял, засунув руки в карманы и, задравши голову, смотрел на ее окно.
Марина выбежала из спальни и помчалась к Вадиму. Ее била дрожь, и холодный пот струился по всему телу. Вадим немедленно проснулся и вскочил с кровати.
«Мама, что? Что такое?!» - вопрошал он Марину, которая не могла вымолвить ни слова. Она только показывала рукой в сторону своей спальни, куда и ринулся Вадим.
«Здесь ничего и никого. Что тебя так испугало?» - спросил он мать, которая стояла в дверях, прижавшись к косяку, не в силах войти внутрь.
«Выгляни в окно», - сказала она еле слышно.
«Выглядывал уже. Пустой двор. Ну чего ты?»
Марина нашла в себе силы подойти и выглянуть в окно. Двор был пуст, ни микроавтобуса, ни единой души там не было.
«Все, не могу больше. Может, я схожу с ума? Как ты думаешь?» - безнадежно спросила Марина, опустившись на кровать.
«Этого еще только не хватало! Я прошу тебя, мама, возьми себя в руки. Чем больше ты расслабляешься и поддаешься страху, тем больше твоя нервная система расшатывается. Отсюда бессоница, кошмары и видения. Отца нет! Он умер, понимаешь? Более того – кремирован. Ты это знаешь, так как видела собственными глазами. Все, что происходит сейчас – это не мистика. Это как дурной фильм ужасов. Кто-то чего-то пытается...» - Вадим не договорил.
«Костюм тоже сгорел, как ты знаешь, однако...»
«Мама, это недоразумение, которым занимаются профессиональные сыщики. Не далее, чем через неделю, они найдут этому объяснение. Загробного мира нет, призраков не бывает, они только в нашем воображении, да и то в воспаленном. Тебе надо это понять, попринимать успокоительное и не поддаваться на глупые выходки каких-то идиотов».
Вадим сел рядом, обнял Марину и поцеловал в мокрую соленую щеку.
Уснуть ей удалось опять только под утро. Испуганная Марина так и не выключала торшер всю ночь, но от этого ей не было легче. По углам прятались какие-то мрачные тени, штора шевелилась, так как форточка была приоткрыта, но удовольствия это тоже не доставляло. И наконец, вдруг погас торшер, сам собою. Марина поняла, что перегорела лампочка, которую она уже с год не меняла, и тем не менее неприятно поежилась и тихо заплакала.
Утром, проснувшись около девяти, она слышала, как Вадим уходит на работу. Но встать не было сил. Утро выдалось холодное и пасмурное. Около одиннадцати часов утра раздался телефонный звонок. Это был Андрианов.
«Марина Евгеньевна, я нашел водителя такси и отправляюсь к нему на беседу в три часа, когда у него смена закончится. Хотел бы и вас пригласить, вы не против?» - спросил он очень спокойным и твердым голосом, внушающим уверенность.
«Конечно нет. Заезжайте за мной чуть пораньше. Мне надо вам кое-что сообщить», - ответила Марина.
«Прекрасно. Я подъеду в два. До встречи», - и он повесил трубку.
Марина немного успокоилась. Днем все уже не казалось таким жутким и кошмарным. Было неприятно, но страх, леденящий душу ночью, отступил. Она приняла душ, позавтракала даже с аппетитом, съев яичницу с беконом и выпив крепкого ароматного чая с миндальным пирожным. Затем стала собираться на встречу. Сделала маникюр, покрыв ногти приятным, слегка розоватым и почти прозрачным лаком. Надела строгое бежевое платье, элегантные сапоги, приготовила длинное коричневое пальто. Ровно в два часа она была готова, и с точностью до минуты прозвенел звонок. Это был Владимир Яковлевич.
«Здравствуйте. Как вы себя чувствуете? Надеюсь никаких сюрпризов, или...»
«Или. Я опять видела его ночью, этого призрака в черном пальто и шляпе. Он стоял во дворе и смотрел на мои окна. Я позвала Вадима, но когда он подошел, во дворе уже никого не было. Я не думаю, что это мне померещилось, так как рядом с ним стоял микроавтобус, и именно его гудком я была разбужена».
«Вы хотите сказать, что те, кто приезжал сюда, еще и гудели среди ночи?»
«Да, гудели и мигали фарами. Я не могу найти этому объяснения».
«Марина, скажите, а эта мрачная личность, призрак, как вы его называете, он что – прямо вылитый Сергей или просто здорово похож на него, но вы можете сказать о замеченной вами разнице? Может, рост чуть-чуть другой, или комплекция, или походка?»
«Я видела его издалека оба раза и в моем воспаленном мозгу, как выразился мой сын, это был Сергей. Никакой разницы я не заметила, хотя...»
«Что хотя?!»
«Хотя я прекрасно понимаю, что этого просто не может быть. Понимаю, от этого мне и страшно. Владимир, хотите кофе или нам пора?»
«Кофе? С удовольствием. У нас есть еще двадцать минут. Встречу я назначил в кафе «Соловушка», это недалеко от таксопарка и нам езды минут десять».
«А таксист не удивился, что вы хотите с ним побеседовать?»
«Удивился конечно, но не отказался».

 

Продолжение следует

 

Лариса Джейкман
(Англия, Hampshire)

Книги Ларисы Джейкман можно найти здесь

Предыдущие главы этой повести:

 

Об авторе и другие произведения Ларисы Джейкман

 

Отзывы и комментарии направляйте на адрес редакции

Опубликовано в женском журнале Russian Woman Journal www.russianwomanjournal.com - 5 Октября 2009

Рубрика:  Романтика и мир женшины

 

Уважаемые Гости Журнала!

Присылайте свои письма, отзывы, вопросы, и пожелания по адресу
 lana@russianwomanjournal.com

elder terier
Романтика и жизнь
Марина Прозорова
Собаки в моей жизни
Часть1
...первой собакой в моей жизни стал эрдель-терьер...


1000 нужных ссылок | Site map | Legal Disclaimer | Для авторов