logo
Russian Woman Journal
www.russianwomanjournal.com
Романтика и жизнь
13 Октября 2009, Вторник
Марина Прозорова
(США, Мэриленд)

Собаки в моей жизни

Часть3
Предыдущий рассказ этой серии:

SundayЯ тут же связалась с Леней, который работал в Ветеринарной Академии и который дал мне телефон ветеринара. Я получила инструкции по поводу того, чем накормить щенка. Благо внизу была аптека. Были закуплены витамины А и D в масляных растворах, пипетки разных размеров и клизма для новорожденных.

Коровье молоко было разведено кипяченой водой в пропорции 1:2, туда были добавлены витамины, и тут началось самое трудное. Щенка надо было накормить, а как? В малюсенький ротик с трудом можно было запихнуть резиновую часть пипетки, с проделанной в ней дыркой, но резина пахла резиной, и щенок отчаянно сопротивлялся.

Эта попытка-пытка окончилась неудачей. Я опять позвонила ветеринару, и он мне сказал, что собака вряд ли выживет в таком возрасте без матери и материнского молока. Наше настроение резко упало, щенок пищал и требовал еды, потом он замолчал. Мы решили – будь, что будет.

Отчаявшись, я взяла клизму и держа щенка на руках, предварительно завернув его в пеленку, как новорожденного ребенка, стала впрыскивать ему в рот теплую смесь. Он давился, кашлял, но глотал. У нас отлегло от сердца. И тут встал вопрос о том, каков пол щенка и как его назвать. Оказалось, что пол определить было невозможно, так как не с чем было сравнивать, остальные щенки из помета отсутствовали. Тут позвонил один из Кирюшиных друзей и предложил назвать щенка Саньди /имея в виду английское слово «воскресенье» в русском произношении/ по аналогии с Пятницей Робинзона Крузо. Так и было решено, поскольку это имя по-русски подходило для обеих полов.
Мои приключения на этом не закончились. Я впрыскивала Саньди молочную смесь в течение трех дней каждые два часа. У меня было такое чувство, как будто я родила еще одного ребенка. На четвертый день у Саньдюши открылись глаза, и она стала лакать свою смесь из розетки. Мы ей соорудили гнездо из обувной коробки, где она спала между кормлениями. Оправлялась Саньди только тогда, когда ее вынимали из гнезда. Картина эта была уморительной, потому что она, случайно обнаружив Кирюшин тапочек, залезла на него и, балансируя, как заправский циркач, на краю открытой пятки и поставив четыре лапки на две точки опоры делала свои дела. Это надо было видеть! Мы, как последние балбесы, сидели вокруг и умирали от восторга и умиления.

Я в то время работала в научно-исследовательском медицинском институте и у меня было два библиотечных дня в неделю. Предполагалось, что в эти дни, я езжу в Медицинскую Библиотеку и работаю там с научной периодикой, делая рефераты с английского и переводя статьи, который мне заказывали наши сотрудники. Но, конечно, когда появилась Саньди, пребывание в библиотеке было сведено до минимума.
Я повезла щенка к ветеринару, и выяснилось, что Саньдюша заражена и внутри и снаружи всей возможной гадостью, которая только существовала. Кроме того у нее был перелом тазовой кости. Давать лекарство или купать ее в дезинфицирующем растворе было нельзя, так как она была слишком мала. Собаки в таком возрасте впитывают все через кожу, и поэтому ее нельзя было купать, чтобы не повредить печень.

В результате всего этого, жертвой оказалась я. В течение последующего месяца, по вечерам, сидя под стосвечовой настольной лампой, я пинцетом ловила у Саньди блох.

10.

Никогда в жизни я не предполагала, что ловля блох является таким азартным занятием.
Когда кто-нибудь из друзей или родственников звонил и Алик или Кирюша брали трубку, на вопрос «А что делает Маня / так меня все звали/?», они с восторгом сообщали: «Маня не может подойти, она занята, она ловит блох!».
Наконец все, чем была до предела напичкана Саньди извели. Собаку выкупали, она сверкала чистотой и здоровьем. Саньди росла, становилась все более забавной, в доме царил покой и благолепие, жизнь крутилась вокруг щенка. В основном, конечно, крутилась я, так как по инструкции ветеренара собаку нужно было прикармливать. И я, как последняя идиотка, делала домашний творог, натирала туда яблоки и морковь. Облегчением был тот факт, что удлинялись промежутки между кормлениями от 2-х до 3-х, а затем и до 4-часов. Потом надо было постепенно добавлять сначала провернутое, све��ее, не в коем случае не замороженное, мясо, потом можно было давать мясо кусочками. Кроме того, нужно было убирать за собакой и постоянно мыть пол, правда Кирилл мне в этом помогал.

Поэтому, я надеюсь, никого не удивляет название, которое я дала этой главе. Ответственность, которая легла на мои плечи, меня не тяготила, я бы даже сказала, наоборот, внесла в мою жизнь новое содержание и смысл, потому что отдачу, которую я получала от своей дочки, была таким чудным подарком, который невозможно получить от человеческих детенышей.
Наверное, я, как истая еврейская мамаша, слегка перегибала палку, втихаря сбегая с работы днем, чтобы вовремя покормить Саньди, пользуясь туда и обратно такси. Это продолжалось полгода, и финансы семьи явно страдали. Кроме членов моей семьи об этом никто не знал, а то бы меня упрятали в сумашедший дом!
Когда Саньди исполнилось полгода, произошло еще одно, весьма необычное, событие.

Кирюша вставал утром раньше нас, поэтому его уже не было дома, он уехал в институт, когда это случилось. Мы уже встали, и каждый из нас занимался утренними делами, но я еще не успела убрать постель.
Мы спали на угловом, раскладном, замечательном финском диване- последнем слове финской мебельной промышленности. Надо также добавить, что в нашей комнате, как и во всей квартире и доме, были пяти с половиной метровые потолки. На полу и под потолком, на стене были вентиляционные люки, закрытые красивыми, дореволюционными, резными бронзовыми решетками.
И вдруг мы слышим из-под потолка странный писк. Алик тут же помчался в коридор и притащил оттуда здоровенную лестницу. Для того, чтобы ее поставить, он просто сдвинул диван в сторону, так как решетка находилась над нашим изголовьем. Он быстро забрался наверх и стал пытаться рассмотреть, что же там внутри. Наше первое предположение было, что это, вероятно, голубь, который по не понятной причине провалился на крыше в вентиляционный люк шестиэтажного дома, а затем продолжил свое путешествие вниз, зайдя на огонек к нам на четвертый этаж.

Но, когда Алик рассмотрел, что было в люке, реакция была такая:
- Марина! Неси скорей сосиску, там собака!
Я говорю:
- Какая, к чертовой бабушке, сосиска? Вытаскивай ее от туда.

11.

- Она же голодная, а в решетку больше ничего не пролезет! – , не слушая
меня, продолжает настаивать Алик, чувство сострадания которого перехлестывали здравый смысл.
- Успокойся,- говорю я,- сейчас я принесу отвертку, и ты сможешь снять решетку, вывинтив шурупы.

Но пока я это произносила, мой супруг, схватившись обеими руками за решетку и, под угрозой падения с пятиметровой высоты, рванул ее, как говорится, с мясом. Отдав мне выдранную решетку, он протянул руки внутрь люка и вытащил абсолютно черного от сажи щенка с еще несколькими килограммами сажи, которая вся высыпалась на нашу белоснежную, только накануне поменяную постель.
Я даже не могу передать того ужаса, который я испытала при виде несчастного щенка. Он был обмотан веревкой крест-накрест под лапками, на спине был узел, который оканчивался оборванным концом веревки. Алик так разнервничался, что его просто трясло. Какому же гаду могло прийти в голову, сбросить щенка? И почему из восьми комнат квартиры, он выбрал именно нашу? Пахло собакой? Но у соседей тоже была собака!
Но мне было не до разгадок. Мы сняли со щенка веревку, и я, схватив его в охапку, помчалась в ванную. Выгнала оттуда соседа, который в это время брился и стала отмывать подкидыша, стараясь не попадать мылом и водой в уши. Все это время щен вел себя прилично, не сопротивлялся и не кусался: наверное был в шоке.
После того, как псина была вытерта насухо, мы увидели, что это была девочка, очень красивой черно-серой окраски и выглядела она, как миниатюрная
немецкая овчарка. После того, как была оказана первая помощь, собака накормлена и были убраны следы приключения, Алик ушел на работу, предоставляя мне, как обычно, право решать возникшую проблему: что делать со второй собакой?

Мне тоже уже было пора уходить, и я, заперев своих красавиц в комнате, ушла на работу в состоянии, близком к обморочному. На работе, выслушав мою историю, сотрудники засыпали меня различными толкованиями, того что случилось и советами, что я должна по этому поводу делать. На эмоциональном уровне самым замечательным толкованием было то, что это мне знамение свыше, что мне послан друг /т.к. собака-друг человека/ и что мне обязательно надо ее оставить.
Мой здравый смысл, воплотившись в пламенную речь, сообщил присутствующим все, что я по этому поводу думаю, перечислив им некоторые детали условий моей жизни. На этом дебаты были закончены и через какое-то время раздался телефонный звонок. Это мне звонил Кирилл, который пришел из института, и когда он открыл дверь, его радостно встретили две дворняги, загадившие перед этим пол во всей комнате. Пробравшись к телефону, как по минному полю, Кирюша начал свой разговор, очень взволнованным, но веселым голосом, так:
- Ма, привет! Это что же за булгаковщина такая? Как ты думаешь, я могу безопасно открыть шкаф, чтобы оттуда еще чего-нибудь не вылезло?
Насладившись в полной мере моим рассказом, сынок спросил, а что же нам теперь делать. На что я ответила, что мы будем искать желающих взять новую собаку.

12.

Поиски продолжались неделю, веселью в нашей комнате не было конца. Щенки развлекали нас, как могли. Подкидыша мы назвали Чуней, она была очень разухабистой девицей, с неукротимой энергией. Она носилась по комнате и по диванам, как угорелая.
Утром нас будили две умильные морды, облизывая наши лица. Вот тогда я подумала про себя, что, если я доживу до старости и у меня будут финансовые возможности, то хорошо было бы провести остаток своих дней в окружении нескольких собак. Но эта мечта, судя по всему, так и останется мечтой.
Для того, чтобы войти в наш двор, нужно было выйти из парадного на Петровку и завернуть направо в арку двора. В то время выйти на Петровку было, конечно, просто, но вот повернуть в нужную тебе сторону было не так просто, как кажется, так как необходимо было преодолеть сопротивление толпы людей на довольно узком тротуаре, спешащей в обе стороны. И вот я, выхожу из подъезда, у меня подмышками висят мои девочки. Навстречу идет молодая парочка, и девушка, увидев меня с собаками, говорит своему попутчику:
- Посмотри! Вот ненормальная! С двумя дворнягами подмышкой!

Мысленно я согласилась с девушкой и, преодолев сопротивление толпы, завернула в подворотню, скрылась из глаз критически настроенных прохожих.
Чуню взяли дальние родственники Фельдманов, которые жили в Ивантеевке, под Москвой. Чуня дала им жару, сожрав самое «ценное», что было в доме, а именно: кусок настоящего старинного персидского ковра, австрийские мужские ботинки и мохеровый шарф, принадлежавшие хозяину дома. И через восемь месяцев она исчезла навсегда. Вероятно свободолюбие, а может быть страсть к приключениям заставили Чуню покинуть уютный дом, в котором её уже успели полюбить.
Санди за это время выросла, превратившись в очень красивую помесь. Она была шоколадного цвета, настоящая «Каштанка», средней величины /чуть-чуть больше коккер-спаниеля/, по бокам туловища и на животе подшерсток был светло-пшеничного цвета, который спадал волнами до половины лап. Грудь тоже была блондинистая, а кроме того, мордочка, слегка похожая на лисью, было окрашена весьма оригинально. Короткие волосы на голове были каштанового цвета до бровей, а вся остальная часть морды – светло пшеничного.

Из-за этого было такое впечатление, что у Саньдюши на голове одета шапочка, такой формы, которая была принята у профессиональных пловцов, с острым углом на середине лба, который у Саньди доходил до переносицы. Из-за такого причудливого раскраса выражение морды было трагическое, такое же, как у моей бабушки Ани, то есть брови домиком. Только у бабушки это выражение лица бывало в тот момент, когда она приходила к нам в гости, и я ей открывала дверь. Бабушка ждала неприятных известий, чтобы насладиться горем в свое полное удовольствие. Поэтому, я не давая ей опомниться, открывая дверь, произносила одну и ту же сокраментальную фразу:
- Бабуль, здравствуй! У нас все в порядке, праздника не будет!

 

Продолжение следует

 

Марина Прозорова
(США, Мэриленд)

Лана Харрелл. Дорогие читательницы!
Если вы хотите задать вопросы автору, после публикации этого рассказа, то пожалуйста присылайте, Марина Прозорова с удовольствием на них ответит.

Предыдущие рассказы этой серии:

 

Об авторе и другие произведения Марины Прозоровой

 

Отзывы и комментарии направляйте на адрес редакции

Опубликовано в женском журнале Russian Woman Journal www.russianwomanjournal.com -  13 Октября 2009

Рубрика:  Романтика и мир женшины

 

Уважаемые Гости Журнала!

Присылайте свои письма, отзывы, вопросы, и пожелания по адресу
 lana@russianwomanjournal.com

Versace
 Романтика и мир женшины 
Лариса Джейкман
Костюм от Версаче
Глава4
...была не была, и он поведал весьма странную историю...


1000 нужных ссылок | Site map | Legal Disclaimer | Для авторов

Russian Woman Journal is owned and operated by The Legal Firm Ltd.  Company registration number 5324609