logo
Russian Woman Journal
www.russianwomanjournal.com
Романтика и воспоминания
29 Декабря 2009, Вторник
Татьяна Питык
(Канада, Оттава)

Просто странная история

Предыдущий рассказ Татьяны Питык:

Эта странная история произошла в 1999-м году, я тогда работала в областной больнице нашего города врачом приёмного отделения.

Нужно сказать, что город наш небольшой и не очень старый, ему всего лишь 600 лет. Но до сих пор он сохраняет свой колорит. Конечно, окраины его представляют современные жилые массивы, а в основном это старинные дома 17, 18, 19 веков.

house

Сохранились и улочки со старинными особняками и надписями на фасадах "Вилла Вера", "Вилла Сильва" и т.д. Все они похожи на сказочные маленькие теремки, в которых обязательно живёт счастье.
Вот по такой самой улице я ходила с работы и на работу каждый день, останавливаясь у одного из замечательных домиков (одного и того же), испытывая какое-то странное волнение.

Strange House
фотография дома, описанного в рассказе

Даже опаздывая иногда, я хоть на минутку, но останавливалась возле него.
Как-то рядом возле этого дома снесли старый особняк и построили новый. После чего нарушился сток грунтовых вод, и в его подвале появился жуткий приторный запах. Летом, осенью, зимой его не было, но каждую весну он появлялся, окутывая всю округу.
В соседнем доме по этой же улице жила няня моих детей -- старая чепорная полька. Она всю свою жизнь прожила на этой улице. И в один из весенних дней, забирая у неё ребёнка, я поинтересовалась, чей это особняк и откуда такой ужасный запах?

Она рассказала мне, что её мама, когда была совсем молодой девушкой, служила в этом доме у генерал-майора австрийской армии. У него была единственная дочь, которую выдали за оберлейтенанта. Во время первой мировой войны они перебрались в Австрию, а город стал румынским, но дом по сегодняшний день называют генеральским. В 45-м году, когда зашли советские войска, там поселился какой-то НКВД-ист.

house

С тех пор подвал не чистили, а последних пару лет там вообще никто не живёт. Дом кому-то продали, (поговаривали даже, что это была сама София Ротару, которая родом из наших мест, но слух не подтвердился). Но как бы там ни было, новый хозяин собирается делать ремонт.
Когда няня рассказывала эту историю, непонятное, странное чувство охватило меня. Сильно забилось сердце, а к горлу подкатился густой комок. Наверно я побледнела, потому-что моя собеседница перестала повествовать и спросила или мне не плохо.

house

Я отделалась какой-то дежурной фразой и поспешила домой.
Всю дорогу удивление не покидало меня. Дело в том, что мой папа был военный врач, и сюда мы приехали в 1973-м году, поэтому никаких историй, чтобы могли волновать мою душу, не было.
Вечером я долго не могла уснуть. У меня поднялось давление: "Это банальная усталость и весенний авитаминоз," -- подумала я. Напилась таблеток и легла спать.

house

Мне снился генеральский дом, мой папа в странном мундире вычитывал в до-боли знакомой манере, что девушка себя так не должна вести, что прийдёт сейчас Михаэль, и я обязана отнестись к нему с уважением. А я просто стояла, теребя атласную салатовую ленточку на платье, и тихо злилась. Раздался звонок в передней, и чепорная горничная, сделав изящный реверанс, с грустью в голосе сказала:

--Пришёл господин оберлейтенант.
--Зовите его! - просиял мой папа
-- Я пойду, ... припудрю носик,-- заикаясь промямлила я.
-- Стоять, -- грозно и твёрдо остановил он меня.

Зашёл Михаэль, высокий гордый молодой человек с хорошей военной выправкой и вьющимися русыми волосами, прямым носом с лёгкой горбинкой и рыжеватыми усами. Усы представляли особую гордость для молодого человек�� как и орден Марии-Терезии на груди. Он то и дело закручивал с любовью усы наверх и говорил, что его мечта -- это отрастить такие же, как у Франца-Йосифа. Михаэль вальяжно развалился в кресле, предложенным ему отцом, положил ногу на ногу и стал нервно трусить носком. Меня это страшно раздражало, он весь меня раздражал, особенно его рыжеватые усы. Я не выдержала:

--Эти усы вам совершенно не идут, без них вы бы смотрелись намного лучше. Кто-то кашлянул за моей спиной. Я повернулась и увидела перекошенное лицо моей мамы. Такой невиданой дерзости она от меня не ожидала. В доме надвигалась гроза. Михаэль нервно теребил на груди военный орден Марии-Терезии, пауза затянулась, но тут вошла горничная и доложила, что стол к обеду накрыт. Обед прошёл тягостно и натянуто. Когда Михаэль попрощался и уехал, меня ждал серьёзный разговор с мамой. Мама -- женщина энергичная, резкая и, быстро принимающая любые решения (все домашние говорили, что генерал в доме она а не папа), вынесла приговор:

--Вы, барышня, сказала она ехидным голосом, -- дурно себя повели и будете соответственно наказаны. Отправляйтесь в подвал на полчаса. Ядвига даст вам плед подстелить на скамейку и запрёт двери.
В подвале, не смотря на лето и зарешеченное у самой земли окно, было крайне омерзительно. Я нашла гвоздь и на каменной скамейке со злостью начала вычерчивать имя "Михаэль". Со слезами на глазах и с сердцем полным обиды я вновь и вновь проводила гвоздём по каменной плите линии. За пол часа на руках образовались кровавые волдыри, а на скамейке глубоко и чётко вычерченное имя моего мучителя.
В поту и слезах я проснулась и : "О, Господи!" -- возле меня лежало лицо ненавистного Михаэля, только ещё и с бородой.

house

-- Вялотекущая шизофрения, в шоке подумала я и поплелась на кухню варить кофе.
Прошёл месяц, лето было в разгаре. В генеральском особняке во всю шли ремонтные работы. Мой рабочий день подходил к концу. Я уже складывала сумку, когда привели рабочего, чистившего подвал этого особняка. Он поранил руку. На ходу застёгивая халат, я пошла с ним в перевязочную. У него была неглубокая рваная рана, которую не нужно было шить, просто промыть и перевязать. Медсестра, промывая перекисью повреждённое место, незатейливо спросила:
-- И как тебя так угораздило?
--Да я нашёл ржавый гвоздь, совсем старый, решил нацарапать что-нибудь на каменной скамейке, но подо мхом там было уже что-то написано, я стал расчищать, гвоздь соскользнул, поранил мне руку.
--И что там было написано? -- как-то чужим и сдавленным голосом спросила я.
--Не написано, а нацарапано латинскими буквами "Михаэль".

 

Примечание автора. Прилагаю фотографию дома, описанного в рассказе, а также фото других черновицких вилл.

 

Татьяна Питык
(Канада, Оттава)

Предыдущий рассказ Татьяны Питык:

 

Об авторе и другие произведения Татьяны Питык

 

Отзывы и комментарии направляйте на адрес редакции

Опубликовано в женском журнале Russian Woman Journal www.russianwomanjournal.com - 29 Декабря 2009

Рубрика:  Романтика

 

Уважаемые Гости Журнала!

Присылайте свои письма, отзывы, вопросы, и пожелания по адресу
 lana@russianwomanjournal.com

Eva
 Романтика и мир женшины 
Лариса Джейкман
Последняя жертва Евы
Часть1
...было сыро, холодно, и моросил такой противный..


1000 нужных ссылок | Site map | Legal Disclaimer | Для авторов

Russian Woman Journal is owned and operated by The Legal Firm Ltd.  Company registration number 5324609