logo
Russian Woman Journal
www.russianwomanjournal.com
Романтика и мир женшины
11 Мая 2013, Суббота
Лариса Джейкман
(Англия, Hampshire)

Приговоренная к любви

7. Москва, москвичи и москвички
Предыдущая глава повести:

Как и обещала, Лидия сразу же позвонила Аркадию по приезде в Москву. Он, казалось, очень обрадовался и тут же стал приглашать ее к себе.
- Нет, не сейчас. Дай мне немного в себя прийти, - говорила она ему. – Я только что устроилась на новом месте, работаю целый день, занимаюсь по вечерам.
Аркадий нетерпеливо ждал. Он регулярно звонил Лиде в общежитие, и коменданты уже узнавали его по голосу. А в конце лета он пришел к ней сам с cерьезной просьбой.
- Ты знаешь, мне в командировку надо съездить. Всего на пару недель. Ты не походишь к Ирочке? Раза три в неделю, больше не надо.

И у Лиды вдруг что-то всколыхнулось внутри.
- А давай я заберу ее совсем на эти две недели? Ну то есть я буду ее водить в ясли каждый день, а вечером забирать. Надо же ей хоть немного дома пожить. И за квартирой твоей присмотрю заодно. Хочешь?
Аркадий чуть не подпрыгнул от радости.
- Лида, ты просто золото! Конечно, хочу! Я денег тебе оставлю. Будешь полной хозяйкой.
Он смотрел на нее таким благодарным взглядом, что Лида покраснела и проговорила тихо:
- Да ладно тебе, не ахти и услуга. Просто мне жалко девочку, как сирота растет, при живых-то родителях.
- Прекрати, Лидия! – вдруг зло сказал Аркадий. – Ты прекрасно знаешь, почему так все идет. И бьешь по больному месту.
Но Лиду его тон не смутил. Она смотрела на Аркадия в упор, давая ему понять, что все равно осуждает его.

Через неделю Лида перебралась в квартиру Солодова. Он опять сводил ее в ясли, представил там как тетю Ирочки и написал письменное разрешение, которое давало право Лидии Щепкиной ежедневно забирать Ирину из яслей.
Аркадий уехал, и Лида первым делом произвела в доме генеральную уборку. Была пятница, она взяла отгул, и ей предстояли первые выходные вдвоем с Ирой. Лида, конечно же, волновалась. Она сходила в магазин, накупила фруктов, соков, молока. Остальное в доме было. Холодильник был забит продуктами. Аркадий постарался перед отъездом.
В шесть часов вечера Лида пришла в ясли. Когда привели Иру, она долго смотрела на Лиду, потом подошла к ней и взяла за руку. Говорить она еще не умела, а Лида и не знала, что нужно говорить в таких случаях.
- Ну что, пошли домой? – сказала она и вывела девочку из яслей.
Маленькая теплая ладошка покоилась в ее руке. Лида с Ирой шла очень медленно, та послушно следовала за ней, не вырывалась, не убегала, и Лиде казалось, что все дети так всегда себя и ведут.

Дома они покушали. Сваренная Лидой манная каша явно понравилась девочке, так как она с аппетитом съела две тарелки. Лида натерла ей яблоко на терке, как учил ее Аркадий и напоследок дала сладкий вишневй йогурт. В маленькую пластмассовую кружечку она налила теплой водички, и девочка самостоятельно выпила ее.
Потом они играли на ковре, строили пирамиду из диванных подушек. Ирочка взбиралась на самый верх, спрыгивала и громко смеялась. Лиде нравилось заниматься с ней. Девочка не капризничала, во всем ее слушалась и пыталась даже что-то сказать, с выражением произнося какие-то непонятные слова и фразы.

Два дня пролетели незаметно. В воскресенье утром звонил Аркадий из командировки. Он еще и еще раз благодарил Лиду за помощь.
- Ладно, сочтемся. Работай там себе и ни о чем не беспокойся.
Вечером Лида искупала Иру в ванной, приготовила ей все для яслей и уложила спать. Было еще рано, около девяти, и за окном еще не совсем стемнело. Она тихонечко включила телевизор и решила больше ничего не делать. Завтра опять на работу, нужно отдохнуть. И тут позвонили в дверь.
«Это еще кто?» - подумала Лида и вышла в коридор.
Она еще не решила, открывать или нет, как услышала, что в замочной скважине проворачивается ключ. Безумно испугавшись, она отскочила в сторону и стала ждать. Наконец дверь открылась, и в прихожую вошла молодая женщина, высокая, очень хорошо одетая в белый брючный костюм и алую шелковую блузку, с длинными, почти до пояса черными волосами. Она вошла, увидела Лиду и изумленно воззрилась на нее.

- Здравствуйте, - тихо сказала Лида, но та не удостоила ее приветствием.
- Аркадий дома, я надеюсь? – надменно проговорила она.
- Нет, он в отъезде. А вы кто?
Женщина посмотрела на Лиду пренебрежительным взглядом и молча прошла в комнату.
- Ты дома, Аркадий? – громко позвала она.
- Не кричите, здесь ребенок спит. Я же вам сказала, Аркадий в отъезде.
Черноволосая красавица и не подумала что-либо ответить Лиде, она подошла к серванту, открыла шкафчик и достала оттуда бутылку шампанского. Положив ее в большой полиэтиленовый пакет, она подошла к телефону и набрала номер.
- Привет, Ник. Я от Соломона звоню, его нет. Тут прислуга, говорит, что он уехал. Я подъеду сейчас, я на машине. Пока.
Женщина положила трубку, затем бесцеремонно сходила в туалет и ушла. На Лиду она так больше и не взглянула, и не сказала ей ни слова.
Лида как стояла в прихожей, так и не сдвинулась с места. Только когда за незнакомкой захлопнулась дверь, она вдруг подбежала и накинула цепочку.
«Этого еще только не хватало! Явление!» - подумала Лида и решила больше никого в квартиру не пускать ни под каким видом.

Две недели пролетели довольно быстро. За это время Лида освоилась и справлялась со своими обязанностями вполне легко, хотя и уставала немного. К вечеру ноги гудели, много приходилось бегать, чтобы везде успеть.
Аркадий регулярно звонил и справлялся, как они там. Лида не удержалась и рассказала ему о визите странной дамы и подробно описала ее.
- Это Виолета, - сказал он. – Извини, я забыл тебя предупредить, что у нее есть ключ.
Лиде очень хотелось узнать, кто она такая, эта Виолета и почему у нее ключ, но сдержалась. В конце концов это не ее дело. «Потом спрошу», - решила она.
Накануне возвращения Аркадия Лидия снова вычистила квартиру до блеска, испекла пирог с мясом и капустой и незатейливый торт. Сварила борщ. Она выстирала и выгладила все Ирочкины вещи, и когда Аркадий приехал, он был просто восхищен.

- А ты хозяйка, что надо! Лидка, да тебе цены нет. Зачем тебе эта швейная фабрика, наймись к какому-нибудь богатенькому профессору в домохозяйки. Знаешь, как они платят? Ого-го! И жить будешь шикарно, и есть-пить все самое лучшее, и денег будет вагон.
Но Лиду почему-то обидели его слова.
- Знаешь, у меня хватит ума на большее. А свое умение домохозяйничать я лучше приберегу для какого-нибудь достойного мужчины. Профессор обойдется.
- Да ладно, не дуйся. Это же я так просто сказал. Лида, спасибо тебе, честное слово, я не знаю, как я рад!
Наевшись от души и отдохнув немного, Аркадий собрал Ирочку и отправился с ней гулять. Лиду он не пригласил, и она стала собираться к себе в общежитие. Они были уже почти на выходе, как вдруг заявилась Виолета.

- А, вернулся, ну привет, Аркаша! Чего же это ты не попрощавшись улетел? Боялся, что на хвост сяду? Ты же меня знаешь, я девушка ненавязчивая.
Аркадий чмокнул Виолету в щеку и сказал:
- Не заводись, улетел, значит так нужно было. Мы уходим, кстати. Извини.
Виолета передернула плечами, криво усмехнулась и нагло заявила:
- Ну и уходите. Я хоть отдохну в тишине. Ты Ирку в ясли поведешь?
- Какие ясли? Сегодня воскресенье, опомнись! И вообще, хватит из себя строить хозяйку положения. Мы пошли гулять, вернемся вечером, может быть даже после твоего ухода.
- Не знаю, не уверена, - заявила девица, явно не желая понимать данного ей намека.
Она скинула с себя легкую курточку, вытащила откуда-то домашние тапочки, красивые, на каблучках и с розовым пухом, надела их на ноги и сладко потянулась.
- Ой, Аркашка, как я устала! А эта у тебя все время живет или приходящая? – спросила она, кивнув в сторону Лиды.
- Это Лида, моя старая приятельница, между прочим.

Аркадий сказал это твердым голосом, призывая таким образом Виолету относиться к Лиде уважительно. Но та состроила гримасу и спросила:
- Что?! Какая еще приятельница? Я всех твоих приятельниц и неприятельниц знаю, как облупленных. Не морочь мне башку. Тоже мне, нашел, чем похвастаться.
Сказав это, она вальяжно развернулась у ушла в комнату, закрыв за собой дверь. Лида взяла Ирочку на руки и быстро вышла из квартиры. Она спускалась с девочкой по лестнице, и ей хотелось рыдать. Она ненавидела эту надменную раскрашенную девицу и презирала Аркадия за то, что он общается с такими, как она.
Он догнал их уже во дворе.
- Я надеюсь, ты не приняла близко к сердцу Виолетины выходки? Она стерва еще та, но надо научиться не обращать на нее внимания.
- Мне наплевать на твою Виолету! На, забирай ребенка, мне пора. Моя миссия окончена, я надеюсь?
Лида буквально сунула Ирочку в руки Аркадия, она понимала, что ребенок не виноват, но она еле сдерживала себя. Ей так хотелось разреветься от обиды и унижения, что было уже не до любезностей. Наскоро чмокнув девочку в щечку, Лида собралась было убежать, но Аркадий остановил ее.

- Да подожди ты, ненормальная! Что случилось-то?
- Ничего не случилось, мне идти надо.
С этими словами Лида повернулась и буквально побежала прочь. Слезы душили ее, она ощущала свою второсортность, она поняла, что карабкается не в свой круг, лезет не на свою орбиту, и все эти Аркадии и Виолеты всегда будут видеть в ней, нечто такое, что ниже их достоинства и высоко достигнутых планок. Мартышку, одним словом.
«А почему? Только потому, что я некрасивая? Или потому, что я из простого сословия? А чем я хуже их? Ну конечно, университеты, дипломы, столичные штучки. А я что? Провинциалка, лимитчица, в дешевых шмотках и с золотым сердцем? Да наплевать им на мое сердце! Вот и пусть клубятся себе, как в змеевнике, детей бросают, из кожи лезут. Все равно ведь счастливыми никогда не будут!»
Лида размышляла так, уже немного успокоившись, сидя в вагоне метро с грустным видом, подавленная и уставшая.

- Девушка, можно с вами рядом сесть? Тут не занято? – услышала она вдруг приятный мужской голос.
- Не занято, садитесь конечно, - ответила Лида и слегка подвинулась.
Рядом с ней сел высокий бородач в потертой джинсовой куртке и с большой спортивной сумкой. Он посмотрел на Лидин профиль и сказал:
- У вас неприятности? Вы такая грустная, может быть я могу вам чем-нибудь помочь?
- С чего это вы взяли? Совсем даже нет. Я просто устала немного, но помощь мне не нужна, спасибо.
- Вот и прекрасно. Я за вами давно наблюдаю, вы только не обижайтесь.
Лида слегка оторопела, действительно, она сидит с таким понурым видом и даже не задумалась о том, что вокруг люди, они смотрят на нее, и вот, даже спрашивают, что это с ней. Лида приосанилась, слегка приподняла голову, всем своим видом давая понять, что она в полном порядке.

Мужчина немного помолчал, а потом вдруг спросил:
- Простите, а как вас зовут? Вы далеко едете?
«Что за вопросы такие? Какое ему дело, куда я еду?» - промелькнуло у нее в голове, но она все же ответила:
- Лида меня зовут. Я еду домой.
- Очень приятно, Лида. А я Григорий, будем знакомы?
И он протянул ей руку. Она слегка пожала ее, и кивнула головой в знак согласия. Как вести себя в подобных случаях, Лида, честно говоря, не знала. Знакомиться вот так с посторонними мужчинами ей еще не приходилось, но она почему-то совсем не боялась этого Григория, только испытывала некоторую неловкость. Надо бы улыбнуться, но у нее не получалось, надо бы что-то сказать, но что? Что она выиграла в конкурсе и вот переехала жить в Москву? Так он ее об этом не спрашивает. И Лида молчала.

Так молча проехали еще пару остановок.
- Лида, давайте завтра встретимся с вами? – вдруг сказал ей мужчина, и у нее сильно забилось сердце.
Ей казалось даже, что Григорий может услышать его стук. Она как бы закашлялась немного, потом облизала губы, неопределенно пожала плечами и тихо спросила:
- Зачем?
- Погуляем просто. Я хочу немного поднять вам настроение. Вы не против?
- Не против, - опять очень тихо сказала Лида, - только я работаю завтра и освобожусь уже вечером.
- Вот и прекрасно. Вечером я вас буду ждать у метро. Какая станция вам больше всего подходит? И во сколько? – опять спросил Григорий.
Лида подумала немного и решила свою станцию ему не называть, так, на всякий случай.

- Я приеду на Маяковскую часам к восьми, - сказала она и почувствовала, как покраснела.
К ее радости Григорий не стал предлагать ей проводить до дома, Лиде совершенно не хотелось, чтобы он узнал, где она живет. Лида проявляла осторожность, она боялась незнакомых мужчин, и хотя Григорий ей особого страха не внушал, а скорее даже наоборот, она испытывала к нему доверие, все же не хотела такого близкого знакомства сразу.
На следующий день она буквально порхала, все в цеху заметили ее приподнятое настроение.
- Ты что, Лидия, влюбилась что ли? Чего такая развеселая? – спрашивали ее девушки, но она отмалчивалась.
На самом деле на душе у нее было не совсем хорошо. Она никак не могла забыть вчерашней обиды. На Виолету ей действительно было наплевать, а вот на Аркадия она была в обиде за то, что он не защитил ее как следует от возмутительных реплик этой хамки.

«Да и вообще, зачем он мне сдался, этот Аркадий?» - спрашивала себя Лида. – «В конце концов он так подло поступил со Светкиным отцом, хотел стать его зятем, а сам накатал такую ужасную статью! Да как он мог? И знакомых женщин таких имеет, как эта ужасная Виолета!»
Лида никак не могла привести свои мысли в порядок. Ей хотелось выкинуть Аркадия из головы совсем, навсегда! Но у нее это не получалось. Она чувствовала какую-то необъяснимую тягу к нему. Ей хотелось быть нужной, нет, даже более того, необходимой ему! Лидия мучилась от противоречий в ее душе, но хорошим подспорьем для их разрешения была вчерашняя встреча с Григорием. Она ожидала от этой встречи чего-то хорошего, ей понравился этот совсем незнакомый ей мужчина.
«Ладно, будь, что будет. Boт с ним встречусь, посмотрю что к чему», - размышляла Лида и продумывала, что она наденет на свидание. В итоге она остановила свой выбор на белой парусиновой юбке и розовой трикотажной кофточке. Когда Лида приехала на Маяковскую, она растерялась. Толчея, народ спешит куда-то, выходов несколько. Лида огляделась, Григория не видно. Куда же идти? Вышла на улицу и стала смотреть по сторонам.

- Лида! – услышала она громкий голос своего нового знакомого.
Он стоял на противоположной стороне улицы и махал ей рукой. Лида поспешила ему навстречу и подойдя сказала облегченно:
- Ой, ну здравствуйте! А то я уж и не знала, где вас искать. Мы ведь толком не договорились, где встретимся.
- Отсюда все выходы просматриваются, поэтому я тут и ждал вас. Погуляем? Погода такая чудесная!
Лида согласно кивнула, и они неторопясь пошли по улице Горького.
- Скажите, Лида, вы в Москве недавно? – спросил Григорий.
- А что, это сразу заметно.
- Да! Вы даже не представляете себе, как это заметно! Вы такая естественная, ваш взгляд, ваша улыбка, ваши манеры – все это говорит о том, что вас совсем еще не испортила столичная жизнь.

- А почему она должна меня испортить? Я считала наоборот, в Москве люди преображаются, становятся более современными, свободными. Конечно, у них и манеры другие и одеваются они по-другому. Даже ходят! Посмотрите, как девушка идет впереди нас. Красиво, на высоченных каблуках, а как будто босиком, легко и свободно.
- Да, но эта девушка скорее всего не видит никого вокруг. Вокруг нее кокон неприступности. И таким холодом от нее веет, как из могилы.
- Мне кажется, вы преувеличиваете. Хотите, я спрошу у нее, сколько времени, или как пройти на Красную Площадь? Я уверена, что она ответит мне нормально, как это сделала бы я.
Григорий и опомниться не успел, как Лида вырвалась вперед и догнала впереди идущую стройную девушку.
- Извините,- сказала она,- как мне пройти к гостинице «Россия», не подскажете?
Девушка слегка замедлила шаг, посмотрела на Лиду через плечо и холодно ответила:
- Такси возьмите, объяснять слишком долго.
Григорий захохотал, а Лида сконфуженно сказала ему:
- И ничего смешного. Все правильно, такси! Это столица. Об этом я и говорю, другие люди, и понятия у них другие.
- И часто ты проводишь такие эксперименты? – спросил у Лиды Григорий.
Она отрицательно покачала головой и сказала, что в первый раз. Потом она рассказала ему о себе все, как приехала в столицу, как победила на конкурсе и получила работу на швейной фабрике.
- Вот это здорово! Молодец, Лидочка. Значит, ты мастерица. Ну что ж, я восхищен, - сказал радостный Григорий.
Лиде было приятно, что Григорий так ее хвалил, а еще более приятно ей было то, что он ласково назвал ее Лидочкой. Так ее даже мама не называла почти никогда. Разве что в день рождения, да и то, больше Лидухой. А «Лидочка» прозвучало в ее ушах так нежно, что ей показалось даже, что это было сказано не ей. Лида надолго замолчала, она тихо улыбалась, и ей захотелось взять Григория под руку, но она не решалась.

Уже совсем стемнело и стало прохладно. Григорий завел Лиду в маленькое кафе, они сидели за уютным круглым столиком и пили лимонад. В вазочке лежали пирожные, но Лида их не ела, хотя ей очень хотелось. Она попросту боялась измазаться кремом и воздерживалась от соблазна. Так они и остались нетронутыми, когда Лида с Григорием покинула кафе. О себе он почти ничего не рассказывал, все расспрашивал ее, и девушка говорила без умолку.
- Ты хочешь, чтобы я проводил тебя домой? – спросил Лиду ее новый знакомый, когда они стояли в метро и ждали поезда.
- Нет-нет, не надо! – поспешно сказала она. – Это далеко, да и потом я не боюсь, еще ведь не поздно.
- Хорошо, как скажешь. Лида, я уезжаю послезавтра дней на десять. Как мне тебя найти, когда я вернусь?
- А зачем? Вы хотите встречаться со мной?
Григорий улыбнулся и положил ей руку на плечо. Она была мягкая, теплая и совсем не тяжелая.
- Хочу, - сказал он и добавил: - у меня есть к тебе предложение. Мы могли бы его обсудить, когда я вернусь.

Тут только Лида внимательнее рассмотрела своего кавалера. Он был довольно высок, плечист. Лицо обыкновенное, не красавец, борода, густые волосы. Но было в нем что-то очень притягательное, скорее всего глаза. Они лучились и складывалось такое впечатление, что Григорий все время улыбается, хотя это было не так. Одним словом, он ей нравился внешне, но нравился не так, как Аркадий. Того красавца Лида как бы побаивалась внутри, у нее сердце замирало, когда он в упор разглядывал ее, а тут было совсем другое дело. Ей хотелось, чтобы Григорий смотрел на нее и улыбался своими карими добрыми глазами.
- Хорошо, - сказала она примирительно. – Когда вы возвращаетесь? Вы знаете точно?
Григорий знал, и они договорились, что встретятся на том же месте у метро в ближайшую субботу после его приезда.
- Только давайте днем, сходим куда-нибудь, погуляем подольше, - сказала Лида, и Григорий тут же согласился.
- Все, договорились. В два часа дня у Маяковской. Я буду ждать тебя, Лида.
- И я, - сказала счастливая девушка и запрыгнула в подошедший поезд.

 

Продолжение следует

 

Лариса Джейкман
(Англия, Hampshire)

Книги Ларисы Джейкман можно найти здесь

Предыдущие главы повести:

 

Об авторе и другие произведения Ларисы Джейкман

 

Отзывы и комментарии направляйте на адрес редакции

Опубликовано в женском журнале Russian Woman Journal www.russianwomanjournal.com -  11 Мая 2013

Рубрика:  Романтика и мир женшины

 

Уважаемые Гости Журнала!

Присылайте свои письма, отзывы, вопросы, и пожелания по адресу
 lana@russianwomanjournal.com


Романтика и
поэзия
Татьяна Питык
Есть в прожитых годах загадочная прелесть,
(стихи ко дню матери)
...ждём с зажжённой свечёй у окошка, забывая печаль и тревогу...


1000 нужных ссылок | Site map | Legal Disclaimer | Для авторов

Russian Woman Journal is owned and operated by The Legal Firm Ltd.  Company registration number 5324609