logo
Russian Woman Journal
www.russianwomanjournal.com
Романтика и мир женшины
23 Мая 2013, Четверг
Лариса Джейкман
(Англия, Hampshire)

Приговоренная к любви

9. Григорий и Виолета
Предыдущая глава повести:

На следующий день было воскресенье. Лида не торопилась вставать. Ей почему-то захотелось понежиться в постели. Ее подружки по комнате уже куда-то убежали, а она даже не слышала. В дверь громко постучали.

- Щепкина, ты дома? Тебя к телефону. Иди на вахту, да поживее.
Лида вскочила, натянула наскоро халат и побежала вниз. Она была уверена, что это Григорий звонит, чтобы уточнить время свидания, но она ошиблась.
- Привет, я тебя не разбудил? – услышала она знакомый голос, и у нее екнуло сердце.
- Аркадий? Ну здравствуй. Что-нибудь случилось?
- Ну как тебе сказать? Понимаешь, сегодня воскресенье, я мечтал отдохнуть, а тут на тебе, вызвали в редакцию, надо после обеда один репортаж сделать срочно в завтрашний номер, а я Иру забрал из яслей. Посиди с ней, будь человеком.
- А что, больше некому? Почему бы тебе Виолету не попросить? Или у нее тоже репортаж?
- Лида, у меня нет времени на сарказмы, издевки и прочее. Да или нет?
- Во сколько и до скольки?
- Бери такси и подъезжай сейчас, я оплачу. Домой я тебя тоже на такси отправлю, не волнуйся.

Лида была в полной растерянности. Они договорились встретиться с Григорием вечером, у нее была куча планов, вымыть голову, погладить, собраться по-хорошему. Но все шло насмарку.
- Ладно, приеду. Только без ночевок, мне завтра утром пораньше на работу нужно.
Лида злилась на себя. Ну что она за человек?! Почему она не может сказать такое короткое, такое простое слово «нет». Наверное потому, что «да» короче. Она быстро собралась и выбежала на улицу. Такси она поймала сразу и минут через сорок была уже у Аркадия. Ирочка радостно подбежала к ней и обняла за колени.
- Надо же, помнит меня. Здравствуй, кукленок! – сказала Лида и взяла девочку на руки.
Аркадий ушел почти сразу же, и Лида решила позвонить Григорию, чтобы предупредить его о том, что встретиться они сегодня не смогут. Он дал ей накануне телефон своей мастерской и просил звонить туда, если что.
К телефону долго не подходили, потом все-таки трубку взяли, и она чуть не выронила ее из рук.
- Привет, Аркашка. Ты чего звонишь? – услышала она женский голос, показавшийся ей знакомым.
- Простите ради бога, но это не Аркашка. Можно Григория к телефону?
- Что за черт? Его же номер высветился. Кто это?
- Это Лида. А Григорий в мастерской?
- А тебе-то что за дело, Лида? Ну и имячко! – противно проскрипел знакомый надменный голос, и трубку бросили на рычаг.

Лида растерялась. Она никак не могла собрать в кучу свои мысли и не понимала, как эта особа догадалась, что звонили с телефона Аркадия, где он высветился, что все это значит. И главное, какая связь между Аркадием и Григорием?
«Да это ни иначе, как Виолета! Ничего не понимаю», - растерянно подумала Лида, и тут вдруг резко зазвонил телефон. Девушка вздрогнула от неожиданности и, подняв трубку, тихо ответила:
- Алло? Слушаю вас.
- Здравствуйте, - ответил ей слегка удивленный голос. – Простите, с кем я говорю?
- Вам, наверное, Аркадия? А его дома нет, он в редакцию ушел. А я его знакомая, Лида. Я с Ирой сижу.
- Лида?!! Ничего себе сюрприз! Привет! Это Григорий.

Лида вновь чуть не выронила трубку из рук.
- Ой! Григорий! А как вы... то есть ты меня нашел?
- Ну ты же сама только что позвонила мне в мастерскую.
После недолгих разъяснений все встало на свои места. Григорий объяснил Лиде, что на его телефоне есть специальное табло, которое высвечивает номер, с которого звонят. Осталось неясным только одно, кто все-таки взял трубку в первый раз, и если это Виолета, как подозревала Лида, то какая между всеми связь? Получается, что Григорий знаком одновременно и с Аркадием, и с Виолетой. Ну это уже слишком. Как это они умудрились все столкнуться в многомиллионном городе? Этого Лида не понимала, но решила не досаждать Григория вопросами.
«Потом разберусь как-нибудь», - подумала она и объяснила своему знакомому, что встретиться они вечером не смогут.
- Значит ты в няньках сегодня. Интересно. Ну ладно, давай тогда перенесем нашу встречу на следующую субботу, мне кажется, что нам опять есть о чем поговорить, - сказал Григорий, и Лида согласилась.

Она не переставая думала об этом странном совпадении. Ей говорили, что в Москве человека найти, все равно, что иголку в стоге сена. А тут на тебе. Сначала Аркадий случайно встретил ее, потом она встретила Виолету и в тот же день Григория. А теперь оказывается, что они все знакомы между собой. Лида недоумевала.
В тот вечер Аркадий вернулся домой довольно поздно и нетрезвый. Лида уже уложила Ирочку спать, когда он пришел, поэтому заторопилась домой. Но все же она хотела кое-что выяснить.
- Аркадий, ты знаешь Григория, художника? – спросила она, дав Аркадию немного времени для того, чтобы он умылся и заварил себе кофе.
- Вандышева? Знаю. Это муж Виолеты. А что? Он приходил?
Лида вздрогнула.
- Муж Виолеты?! Ты серьезно?
- Серьезней не бывает. А что, ты думала, что Виолета моя жена? – глупо спросил Аркадий, сделав ударение на слове «моя».
- Да ничего такого я не думала. Просто... я познакомилась с ним случайно в метро, а теперь оказывается, что вы все друг друга знаете, даже странно как-то.
- Лидка, ничего странного в этом мире нет. Все закономерно. Будешь кофе пить? – спросил Лиду Аркадий, но она отказалась.
- Нет, мне пора. Пойду я. Еще добираться черте куда. Приеду в общежитие поздно, двери закроют, придется колотиться. Терпеть этого не могу.
- Лида, я же сказал, отправлю тебя на такси. Ты меня так выручила сегодня. Хочешь кофе с коньяком?
- Этого еще не хватало! Ни с коньяком, ни без коньяка – не хочу. Я не люблю кофе. Вызови такси пожалуйста.

Аркадий вдруг встал и нетрезвой походкой направился к ней. Лида сделала шаг назад и уперлась спиной в закрытую кухонную дверь. Аркадий подошел к ней совсем близко, так, что она чувствовала его дыхание, которое источало терпкий запах кофе и спиртного. Лида смотрела на мужчину в упор и готова была защитить себя при любых его попытках коснуться ее, но сделать этого она не смогла. Аркадий обнял ее и крепко прижал к себе.
- Хочешь меня? – хрипло спросил он, и Лида скорее догадалась, чем поняла, что он имеет в виду.
- Отпусти, - чуть слышно ответила она и уперлась кулаками ему в грудь.
Он разжал объятия и усмехнулся.
- Не хочешь. Ну что ж, насильно, как говорится, мил не будешь. Хотя, как знать? Вам ведь порой нравится, когда насильно, а? – говорил он, все еще очень близко стоя к растерявшейся вконец девушке.
- Не знаю, не пробовала, - ответила Лида, и Аркадий громко расхохотался. - Тише ты, Иру разбудишь, - сказала Лида и, оттолкнув Аркадия от себя, прошла к девочке в спальню.

Та мирно спала и улыбалась во сне. Лида подошла к входной двери и попыталась открыть ее, чтобы уйти уже наконец.
- Да подожди ты! – услышала она за спиной. – Сейчас вызову машину.
Так они и расстались в этот вечер. Лида ехала в такси, и пыталась собраться с мыслями. В ее висках лихорадочно стучали молоточки, она чувствовала, как пылает ее лицо, и ей опять нестерпимо было жаль себя.
«Опять он позволил себе», - думала она. «Пьяный был, вот и позволил!» - отвечал ей какой-то чужой внутренний голос. «А если бы не пьяный был, согласилась бы?» - спрашивал все тот же голос с издевкой. «На что? На поцелуй, на близость, на постель? На что я должна была бы согласиться? Нет, увольте. Без взаимной любви – это гадко». «Ну и дура!» - сказал ей голос, и диалог закончился.

Лида переключила свои мысли на Григория и Виолету. Эта новость, что они муж и жена, потрясла ее настолько, что она не могла даже объяснить себе самой, расстроена ли она, или просто удивлена до глубины души. А может быть это судьба сама дает ей подсказку, что Григорий женат, а Аркадий нет. Значит кому надо отдать свое сердце, кого полюбить? Конечно же свободного, тут и думать нечего! Но... она его и так, наверное, уже любит. Лида запуталась совсем, но тут машина остановилась, и она поняла, что уже приехали.
Лида достала крупную купюру, которую дал ей Аркадий, но у водителя не оказалось сдачи. Она быстренько забежала в вестибюль общежития и попросила у вахтерши денег, показав ей купюру и объяснив ситуацию. Та сама вышла и расплатилась с водителем.
- Ты откуда это явилась? Да еще с такими деньжищами! Девки наши не ездят на такси, - спросила Лиду вахтерша, дородная пожилая женщина.
- Я заработала, Анна Павловна! В няньках сидела целый день. Вот мне и заплатили.
Добродушная и сердобольная вахтерша покачала головой, поцокала языком и сказала:
- Спать иди, умаялась вся, поди. Я завтра с ночи выходная, послезавтра тоже. А потом дежурю целый день. Отдашь мне деньги тогда, не шебуршись сейчас, полночь уж почти.
Лида поблагодарила Анну Павловну, чмокнула ее в щеку и понеслась к себе, ей действительно нестерпимо хотелось спать.

***

На следующий день в обеденный перерыв Лида помчалась в библиотеку. Она сразу же спросила книгу о Леонардо да Винчи, но ее ждало разочарование. Такой литературы у них не было, ей предложили учебник по истории, в котором было кое-что о художнике, но она отказалась.
«Сами читайте ваш учебник», - с досадой подумала она и ушла.
Весь день Лида выглядела задумчивой и сосредоточенной. То, что произошло с ней в выходные дни, так озаботило ее, что было, над чем поразмышлять. На Григория она в обиде не была. В конце концов он и не обещал ей никаких серьезных отношений, значит нельзя было обвинять его в обмане. Он не сказал Лиде, что женат. Ну и что? Какое это имеет значение, если он просто хочет написать ее портрет?
С другой стороны, если Виолета его жена, то что она делает у Аркадия в квартире? У нее там даже домашние тапочки есть, и вообще она ведет там себя, как хозяйка. Но опять же, постоянно не живет. В эти выходные она там не показывалась, была в мастерской у Григория.
«Ничего я в их отношениях не понимаю», - думала Лида и вдруг поняла, как трудно ей будет вписаться в этот круг. Виолета ее на дух не переносит, так же, как и Лида ее, собственно. В то же время Виолета в очень близких отношениях и с Григорием, и с Аркадием.

«Ну и ладно. В конце концов Аркадию я нужна, чтобы помогать с Ирой, а Григорий собирается писать мой портрет. Придется этой мымре со мной считаться. И свою Джоконду Григорий собирается писать с меня, а не с нее! Так что...»
- Лидия, ты что, оглохла что ли? – вдруг услышала Лида, как сквозь вату.
Она обернулась и увидела Алефтину, свою наставницу, которая показывала ей какие-то образцы.
- Извините, Алефтина Петровна. Я когда работаю, вся в себя ухожу и ничего вокруг не слышу и не вижу.
- Да я уж минут пять дозваться тебя не могу. Тоже мне, мыслитель Роденовский. Лоб весь в гармошку, губы поджала. О чем это ты так глубокомысленно мечтаешь?
- Да так... ни о чем. Покажите образцы. Это что, новая партия заказа?
Лида переключилась на деловой лад и забыла обо всех на время.
Вечером после работы они шли в общежитие с Оксаной Снежко. Девушка совсем недавно переселилась в ее комнату, и они советовались, как переставить мебель в их жилище. Была у них и еще одна соседка, Зина Лебедева, которая тоже выиграла на конкурсе вместе с Лидой и приехала работать на фабрику из-под Костромы. Зина была очень замкнутой, молчаливой девушкой. Симпатичная, но несовременная совсем. Одевалась она смешно и старомодно, и Оксана водила ее по магазинам, старалась подобрать что-то недорогое, но модненькое. И хотя Зина прислушивалась к мнению своей новой подруги, но все равно предпочитала свои полудетские, кургузые одежки.

- Не знаю, что с ней делать? – говорила Оксана Лиде. – Ты вот тоже не с журнала мод, но прилично ведь все. И юбочки коротенькие есть, и кофточки обтягивающие. А Зинка, как доярка вечно, в каких-то ситцевых застиранных платишках и старушечьих вязанках.
- Оксана, дай ей время. Она в деревне жила всю жизнь. Она шьет прекрасно, разовьется у нее вкус.
- Ой, не знаю. Жениха надо искать, замуж выходить, если хочешь в Москве зацепиться. А кто женится на такой? Слесарь-сантехник?
Лиде такой разговор не понравился. Она оборвала Оксану:
- Знаешь что? Это уже ни меня, ни тебя не касается. У тебя у самой-то есть жених? Ты вот у нас модная, видная, умом так и блещешь. Ну и что? Нарасхват?
Оксана смутилась.
- А знаешь, - сказала она, - у меня жених там, дома остался. Вернее, он в армии сейчас. Вот отслужит и тоже сюда приедет, найдет работу, пропишется. Тогда я за него и выйду. Мне не о чем беспокоиться.
- Ну так у каждого своя судьба, Оксаночка. Чего тебе за Зину Лебедеву переживать? У нее может тоже жених в армии.
- А у тебя есть парень? – не унималась Оксана.
- Конечно есть! У меня их целых два. Не знаю, кого выбрать, - сказала Лида полу-в-шутку, полу-в-серьез.

- Если не врешь, то выбирай того, кто посолиднее положение имеет. Чтобы москвич был, пусть тебе прописку покажет. Это самое главное.
Лида засмеялась и отмахнулась от подруги.
- Да ну тебя, Оксана. Чудачка ты, честное слово. Мне что, с пропиской жить? Или с человеком? А если я полюблю того, у кого Воронежская прописка или вообще никакой. Тогда как?
- Тогда сухари сушить и валенки валять. Эх, девки! Не понимаете вы, какое счастье нам выпало! Москва! Как много в этом слове...
Оксана наконец угомонилась, и девушки подошли к общежитию.
- Ничего такой мужчинка у нас тусуется у входа, посмотри-ка! – вдруг сказала Лиде Оксана и толкнула ее в бок.
Лида посмотрела вперед и увидела Григория, который стоял недалеко от входа и всматривался в идущих навстречу людей. Выглядел он действительно солидно, в светлых брюках модного покроя, темно-коричневой летней рубашке, бежевых летних полуботинках и солнечных очках. Высокий, бородатый, кучерявый. Лида покраснела с головы до ног и быстро мысленно окинула себя взглядом.
Голубое трикотажное платье, босоножки на каблучке, волосы стянуты в конский хвост. Все неплохо, вот только косметики никакой. Лида быстро достала из сумочки солнечные очки и надела их. Григорий ее уже заметил и поспешил навстречу. Оксана Снежко приосанилась, выпрямила плечи и тряхнула тяжелыми светлыми кудрями. Мужчина явно направлялся в их сторону.

- Здравствуйте, девочки, - сказал он, подойдя к ним и сияя своей обворожительной улыбкой.
- Добрый вечер, молодой человек, - ответила Оксана вкрадчивым голосом с каким-то легким, неизвестно откуда вдруг взявшимся акцентом.
- Здравствуй, Гриша, - сказала и Лида и опять, как и в прошлый раз, чмокнула его в щеку.
Сделала она это непроизвольно, но в глубине души все же сознавала, что хотела что-то такое продемонстрировать Оксане, чтобы та позавидовала ей. Подружка действительно оторопела слегка, приоткрыла рот на полуслове и вдруг некрасиво, как-то ехидно захихикала.
- Это Оксана, познакомься, Гриша. Мы работаем вместе и живем в одной комнате.
- Очень приятно. Григорий, - галантно ответил мужчина и протянул Оксане руку.

Повисло неловкое молчание, которое прервал все же Григорий.
- Лидочка, я подожду тебя. Ты не против?
- Нет конечно. Я быстро. Куда пойдем?
- Сходим кое-куда. Тебе понравится.
- В зоопарк? – спросила вдруг Оксана с явной иронией в голосе.
- Ну вы тут поговорите, а я пошла, - сказала Лида и направилась в общежитие.
Уже на лестнице ее догнала Оксана.
- Чего это ты? Я же пошутила.
- Ну и шутила бы себе дальше на здоровье. Чего ты убежала-то?
- Это что, один из твоих ухажеров? – спросила-таки Оксана, сгорая от нетерпения.
- А что, не похож? – ответила ей в тон Лида.
- Ничего себе, я думала у тебя строитель какой-нибудь или газосварщик. Где ты с ним познакомилась? Кем он работает? – не унималась Оксана.
- Знаешь, мне сейчас некогда, мне бежать надо. Потом поговорим.
Лида открыла чемодан и стала выбирать, во что переодеться. Вещей было не так много, а хороших и дорогих так и совсем не было. Она решила остановиться на темно-синих вельветовых брюках, которые сшила сама по выкройке из немецкого журнала и на бледно-голубой водолазке. Быстро подкрасилась, распустила волосы, и Оксана дала ей свои любимые духи «Серебристый ландыш».
- Только чуть-чуть, они очень пахучие. Но аромат чудесный!
Лиде аромат понравился, она слегка помазала за ушами и провела пальцами по волосам.

- Достаточно. Спасибо, Оксанка. Побежала я, до вечера.
И Лида в мгновение ока выскочила из общежитского подъезда. Григорий стоял в сторонке и читал газету.
- Вот, знакомый твой пишет, почитай, если хочешь.
И он показал ей огромную статью в газете под названием «В плену у истины».
- О чем это? Не сейчас же я буду читать.
Лида взяла газету, свернула ее и положила в сумку.
- Так, расскажи мне, Григорий, как ты меня нашел? И что за срочность? Договорились ведь на следующие выходные.
Григорий рассказал Лиде о том, что он, конечно же, поговорил с Аркадием и кое-что выведал у него о Лиде. Потом от него же узнал, где она живет. И вот пришел, до выходных далеко, а поговорить ужасно хочется.
- Пойдем ко мне. Я тебе свою мастерскую покажу. Нам скоро с тобой работать, ты не забыла? Может быть я даже кое-что набросаю сегодня.
Лида испугалась.
- Нет, в мастерскую я не пойду. Если там твоя Виолета, то она устроит скандал какой-нибудь. Она вечно с выкрутасами, - беззастенчиво сказала Лида, чем немало удивила Григория.
- С какими еще выкрутасами? Ты о чем, Лида? Ты что, сталкивалась с ней?
Лида озадачилась. Должна ли она говорить Григорию, что видела Виолету у Аркадия дома, аж целых два раза? Но раздумывать ей было некогда, и она сказала:
- У Аркадия видела ее как-то, и по телефону на нее нарвалась, когда тебе звонила. Она такая грубая, хамит вечно. Извини, но я ее видеть не хочу.
- Ее нет в мастерской, не волнуйся. А потом, ты же со мной. Чего тебе бояться?
- А что она подумает? Кто я тебе? У Аркадия дома она решила, что я его прислуга. Представляешь?
- Представляю. Она весь мир делит на слуг и господ. Не переживай, я тебя в обиду не дам. Ты у меня будешь на особом счету, и ей придется с этим смириться.
Лида успокоилась. Григорий говорил так уверенно, от него веяло такой надежностью, что у девушки отлегло на душе.
В мастерской Григория было просторно, светло и чисто. Пахло краской, мануфактурой, наверное от холстов, и еще чем-то неуловимым, хорошо знакомым, но Лида никак не могла вспомнить, что это за запах, такой легкий, но слегка дурманящий.
- Это растворитель, я им кисточки мою. Даже запах твоих прекрасных духов перебивает. Проходи, смотри, не стесняйся.

Лида подошла к мольберту. На нем располагалась незаконченная картина, женщина полулежала на тахте в нежно-розовом пеньюаре, через который просвечивало ее красивое тело. Под пеньюаром ничего не было, но женщина не показалась Лиде вульгарной или бесстыдной. Наоборот, она пленила ее своей грациозностью и совершенством форм. Лида вгляделась в ее лицо и тут же узнала Виолету. Она покраснела и отвернулась.
- Не нравится? – спросил подошедший к ней Григорий.
- Нравится, здорово. Красивая она здесь очень. И не злая.
Дальше шли портреты незнакомых ей людей, в основном женщин, но были и мужские лица, строгие, задумчивые.
- Пойдем, я тебе еще кое-что покажу, - сказал Григорий и подвел Лиду к маленькому портрету, висящему на стене. – Узнаешь?
Лида посмотрела на картину и ахнула. На нее смотрела и улыбалась счастливой улыбкой Светка Ушакова, волосы развевались на ветру, в глазах сверкали искры, а плечи окутывал легкий прозрачный сиреневый шарф.
- Света... надо же! Ты и с ней знаком?
- Да не то, чтобы. Просто Аркадий попросил написать ее портрет, я вот сделал эскиз, а до самого портрета так дело и не дошло. Света уехала, и Аркадий потерял к этому всякий интерес.

Лида призадумалась, расспрашивать ей у Григория о Светке или нет. Но все же любопытство и нетерпение взяли верх, и она осторожно спросила:
- Григорий, а что ты знаешь о всей этой истории со Светиным отъездом? Она ведь была моей лучшей подругой, и я поверить не могу, что она так поступила.
- Как? – спросил Григорий. – Что ты, собственно, имеешь в виду?
- Ну как же? Она бросила ребенка, сбежала от Аркадия, уехала жить заграницу. Разве это нормально?
Григорий посмотрел на Лиду немного удивленно, пожал плечами и ответил:
- Я боюсь, ты не все знаешь, Лида. Но, чисто по-мужски, я не хотел бы говорить на эту тему. Извини. Если тебе интересно, поговори с Аркадием. Я скажу тебе только одно: в их жизни произошло кое-что очень серьезное, да и в отношениях тоже. Света вынуждена была уехать. А Иру она просто не успела забрать с собой.
Лида растерялась. По словам Аркадия получалось, что Света просто сбежала с любовником-иностранцем, бросив только что родившуюся дочь на произвол судьбы, а теперь выходит, что что-то случилось такое, что вынудило Свету уехать. Что?

Этот вопрос она и задала Григорию, но он отвечать не стал. Просто отмолчался. А вместо ответа он попросил Лиду сесть на высокий табурет. Сзади нее у стены располагалось большое полотно с нарисованным на нем пейзажем: долина, горы, вершины которых прятались в тумане и голубое облачное небо. Красивый пейзаж, Лиде он понравился, и она уже представляла свой портрет на его фоне.
Григорий тем не менее внимательно рассматривал ее, сидящую на табурете, и немного менял позы. Наконец он остался доволен и сказал:
- Ты будешь в голубом и коричневом. Волосы распущены за плечами, голова чуть-чуть повернута вправо, руки на коленях, ладони сомкнуты, правая ладонь сверху. Улыбаться не нужно, но в глазах должно быть спокойствие, понимаешь? Как если бы ты, например, выполнила или сделала бы что-то очень важное или серьезное, и теперь ты с сознанием выполненного долга спокойно и с достоинством взираешь на мир. Сможешь? Попробуй!
Лида подумала и вспомнила о том, как у нее было хорошо на душе, когда она прошла по конкурсу. Она невольно улыбнулась и посмотрела на Григория счастливыми, как ей показалось, глазами.

- Нет, это не то. У тебя такой вид, как будто ты в лотерею выиграла. Нет, Лида. Нужно это поменять. Подумай о своей здоровой, любящей тебя маме, о том, что ты скоро увидишь ее к примеру, вы будете вместе. Подходит такой вариант для благодушного настроения? Даже если ты немного скучаешь о ней, это ничего. Пусть будет грустинка в глазах, но добрая грустинка.
Лида подумала о маме. Последний раз она получила от нее письмо две недели назад и еще не ответила. Лида погрустнела и посмотрела на Григория слегка исподлобья, не улыбаясь.
- Ну что ж, неплохо. Чуть-чуть повыше голову, я набросаю кое-что.
И он сосредоточился над большим блокнотом, который держал в руках. А Лида-то думала, что он сразу начнет писать портрет красками на мольберте. Работал Григорий молча, иногда вскидывал взгляд и не долее секунды смотрел на Лиду, потом опять начинал что-то чертить, иногда по нескольку раз водя по одному и тому же месту. Лиде нетерпелось посмотреть, но она боялась изменить позу, ей не хотелось раздражать Григория, и она сидела тихо и терпеливо ждала. Наконец он сказал:
- Все пока на этом. Я думаю, у нас получится. Я еще не подошел к тому, чтобы начать работать над портретом, но я уже вижу его. Сначала он рождается в душе, а потом на полотне. Это как ребенок во чреве матери, она ждет его появления на свет, лелеет его, бережет, представляет даже, как он будет выглядеть. А потом он рождается, и нет на свете счастливее человека, чем мать, породившая его на свет.

- Очень образно, - сказала Лида и подумала о том, как она далека от того, что делает Григорий.
В ее работе все ясно и понятно с самого начала. Ничего она не вынашивает, никого не лелеет. Делает то, что ей говорят, и чем больше, тем лучше. А она ведь тоже могла бы сама придумывать фасоны, подбирать материал и шить свои платья, в единственном экземпляре, никогда не повторяясь. Эти мысли она и высказал Григорию вслух, немного грустным тоном и тихим голосом.
- Так в чем же дело, Лида? Дерзай! Я уверен, что ты замечательная мастерица, иначе тебя бы не пригласили в Москву. Но только тут ты попала на конвейер, кому какое дело до того, что ты художник в душе? Тут от тебя требуется только навык и сноровка. Но это не творчество, это исполнительство. Попробуй, поработай на себя!
Они еще долго говорили на эту тему, и Лида чуть ли не в первый раз в жизни задумалась о том, что ей хочется творить. Ей вдруг захотелось полета, простора, свободы! Она сможет, она сумеет найти себя, хотя ей еще очень долго придется трудиться на фабрике не покладая рук, чтобы заработать себе для начала хотя бы на дорогую швейную машинку, без которой нечего и мечтать о том, чтобы выполнять сложные и уникальные заказы.

 

Продолжение следует

 

Лариса Джейкман
(Англия, Hampshire)

Книги Ларисы Джейкман можно найти здесь

Предыдущие главы повести:

 

Об авторе и другие произведения Ларисы Джейкман

 

Отзывы и комментарии направляйте на адрес редакции

Опубликовано в женском журнале Russian Woman Journal www.russianwomanjournal.com -  23 Мая 2013

Рубрика:  Романтика и мир женшины

 

Уважаемые Гости Журнала!

Присылайте свои письма, отзывы, вопросы, и пожелания по адресу
 lana@russianwomanjournal.com



1000 нужных ссылок | Site map | Legal Disclaimer | Для авторов

Russian Woman Journal is owned and operated by The Legal Firm Ltd.  Company registration number 5324609