logo
Russian Woman Journal
www.russianwomanjournal.com
Романтика и мир женшины
22 Июня 2013, Суббота
Лариса Джейкман
(Англия, Hampshire)

Приговоренная к любви

11.Ночной визит
Предыдущая глава повести:

Лида неожиданно проснулась и почувствовала непонятную тревогу. На большой роскошной кровати в спальне Аркадия она спала одна. Ночь любви у нее опять не получилась, и Лида смирилась с этим, философски рассуждая, что, что ни делается, все к лучшему.
Аркадий повел себя с ней немного странно . Когда она вернулась из ванной, полная решимости и смелости, он подошел к ней, погладил по влажным волосам и сказал:
- Ты умница, ты знаешь, что делаешь. Иди в мою спальню и ложись спать.
- А ты? – тихо спросила Лида.

Аркадий нежно дотронулся до ее упругой трепещущей груди, слегка погладил ее, отчего Лида вдруг почувствовала прилив каких-то острых, непонятных ей чувств и ответил:
- Все будет хорошо. Я обещаю.
Лида его ответ не поняла, но у нее так сильно шумело в голове, а ноги стали почти ватными. Боясь, что они в конце концов не выдержат ее, девушка поспешила удалиться. Закрыв за собой дверь, она быстро разделась и юркнула под одеяло. Было так тепло и уютно, что она невольно улыбнулась.

«Боже мой, как хорошо!» - подумала она и обхватила руками большую мягкую подушку в сиреневатой наволочке с оборками. Вообще говоря, постельное белье у Аркадия было роскошное, мягкое, шелковистое, а на пододеяльнике шелковой гладью были вышиты незабудки, ну как живые.
«Светка, наверное, покупала. Это у нее была непреодолимая тяга к роскоши», - подумала Лида и задумалась, надо ли ей выключать ночник.
«Не буду, если я выключу свет, это будет означать, что я не жду его. А это не так!» - снова подумала Лида и даже почувствовала, как залилась краской.
Да, она ждала его, своего возлюбленного, единственного и неповторимого. Она плохо представляла себе, что ее ждет. Она боялась, но желание оказаться в объятиях Аркадия и провести с ним долгую нескончаемую ночь было так велико, что Лида гнала от себя плохие мысли.

«Я не делаю ничего дурного, потому что я люблю его!» - вновь и вновь успокаивала она себя и вздрагивала от каждого шороха в ожидании его прихода.
Аркадий появился примерно через полчаса, когда Лида начала почти уже засыпать. Он вошел в спальню в длинном махровом халате, подошел к кровати и сел на край.
- Я знаю, что ты не спишь, - сказал он Лиде, которая лежала тихо, закрыв глаза и не шевелясь. – Лида, не притворяйся.
Девушка открыла глаза, повернулась к нему и слегка приподнялась на локте.
- Что-нибудь случилось? – спросила она, увидев встревоженное лицо Аркадия.
- Ира, кажется, заболела. У нее высокая температура, не спит, хнычет. Мне придется спать у нее в комнате. А завтра утром вызывать врача, если не пройдет.

- Тебе помочь? – спросила растерянная Лида, но Аркадий отказался.
- Нет, не надо. Ты спи, а завтра утром видно будет. Не последний же раз мы с тобой видимся, - сказал он ей, но Лида пропустила его слова мимо ушей.
Конечно, ей было досадно, что все вот так обернулось, но что поделаешь, обстоятельства выше нас. С этими мыслями Лида выключила ночник и наконец уснула, хотя на душе у нее было нелегко, тревожно: то ли за Иру она волновалась, то ли расстроилась из-за отсутствия Аркадия. Но когда она вдруг внезапно проснулась среди ночи, то даже не сразу поняла, кто находится в ее комнате.
Дверь была настежь открыта, где-то в глубине коридора горел неяркий свет, а в проеме двери темнел чей-то странный силуэт, явно женский.
«Виолета!» - лихорадочно подумала Лида и съежилась в комок. Она видела, как женщина протянула руку к выключателю, намереваясь включить свет. Лида машинально зажмурила глаза, и тут же яркая вспышка света озарила картину.
Лида сидела на кровати с зажмуренными глазами, натянув до подбородка одеяло, ее одежда была аккуратно сложена на маленьком прикроватном пуфике, а у кровати стояли домашние тапочки Аркадия, которые он почему-то не надел, уйдя к дочери в спальню.

- Так, понятно! Замечательная картинка! Ну здравствуй, подруга! – услышала Лида до боли знакомый голос и открыла глаза.
В дверях спальни во всем своем блеске и великолепии стояла Света. Она взирала на Лиду огромными голубыми глазами, точнее даже не голубыми, а темно-синими, от чего ее взгляд показался Лиде злым и уж конечно осуждающим. В одной руке она держала небольшую дорожную сумку, которую вдруг небрежно бросила на пол, а во второй – прозрачный полиэтиленовый пакет с огромным голубым мохнатым зайцем. Наверное, подарок для Ирочки.
- Света?! Это ты? – проговорила Лида непослушными губами, почти прошептала, и сама не услышала своего голоса.
- Вот кого я не ожидала застать на своем бывшем брачном ложе. А что? Очень даже в духе ушлых провинциальных простушек. Молодец, Лидка! Хвалю. А где же мой экс-муженек? Или ты его уже отсюда выставила?

- Света, перестань! Я здесь совершенно случайно, Ира заболела, и Аркадий попросил меня помочь. Он с ней, в ее комнате. Это совсем не то, что ты подумала, - начала было бойко оправдываться Лида.
- Да я еще и подумать ничего толком не успела. А ты уже семь верст до небес нагородила. За дуру меня принимаешь? Идиотка!
С этими словами Света вышла из спальни, громко хлопнув дверью. У Лиды на глаза навернулись слезы, но она сдержалась, не заплакала. Она так растерялась от неожиданности, спросонья, ей стало обидно и страшно одновременно.
«Что же теперь будет?» - лихорадочно думала она, быстро и кое-как одеваясь. Буквально через минуту Лида услышала громкий детский плач и злую, надрывную перебранку. Света что-то резко выговаривала Аркадию, а тот в свою очередь в долгу не оставался, говорил тоже на повышенных тонах, как совсем недавно разговаривал с Виолетой.

Лида вышла из спальни.
- Отдай ребенка! Ты что не видишь, она горячая вся, какого черта ты разбудила ее! – возбужденно говорил Аркадий.
- Не твое дело! Пошел вон! Не подходи ко мне, кобель! – кричала Света сквозь громкий Ирочкин плач.
Лида стояла в прихожей и не знала, что ей делать. Самое лучшее, это, конечно уйти. Но куда среди ночи? Да и потом, почему, собственно? Она не собирается сбегать тайком, как виноватый вор. Ей стыдится нечего, надо просто объясниться со своей бывшей лучшей подругой, и все встанет на свои места.
Лида решительно подошла к двери и распахнула ее.
- Света, дай сюда Иру, я успокою ее, а вы пока поговорите по-человечески. Я уже объяснила тебе, что я здесь просто потому, что Ира заболела. Да, я помогаю Аркадию иногда, но это и все!
- Да мне наплевать, все или не все! – взвилась неугомонная Света. – Этот проходимец способен на что угодно, а ты...а у тебя...да пошли вы оба...

С этими словами и навернувшимися слезами Света буквально выбежала из комнаты, но Лида уже успела забрать у нее из рук плачущую и вздрагивающую всем тельцем девочку.
- О, господи! Принес же черт! – выругался Аркадий и вышел вслед за Светой.
Лида слышала, как Аркадий снова пытается поговорить со Светой, он что-то выспрашивал у нее, что-то объяснял, но она, если и отвечала, то резко и недовольно. Лида почувствовала запах табачного дыма, наверное, они разговаривали на кухне и курили. Ира немного успокоилась, лобик у нее был потный, и Лида почувствовала, что температура неожиданно спала.
«Надо бы ее переодеть», - подумала она и занялась этим, вместо того, чтобы прислушиваться к разговору Аркадия со Светой.
Лида тихо напевала и старательно переодевала девочку в сухие одежки, когда в спальню вдруг снова вошла Света, с красным лицом и пылающими глазами.
- Так, переодела? А теперь собери мне ее вещи. Я увожу ребенка отсюда! – заявила она и открыла маленький шифоньер, где хранилась Ирочкина одежда.
- Как увозишь, куда? Она же нездорова, Света! У нее температура и вообще, мне кажется, надо подождать, врачу ее показать, - сказала Лида спокойно и вразумительно.

Но Света, естественно, к ее советам прислушиваться не собиралась.
- Тебя я еще не спросила! Будешь мне тут указывать! Я мать, и имею право забрать ребенка когда хочу и куда хочу.
В комнату буквально ворвался Аркадий. Он схватил на руки не до конца одетую Иру, которая снова принялась плакать и решительно заявил:
- Моя дочь останется со мной! Если хочешь решить этот вопрос, подавай в суд, я тебе ребенка просто так не отдам! Ты ее бросила однажды, тебе она была не нужна, а сейчас слишком поздно. Ты потеряла свои права на нее.
Света взирала на Аркадия сумасшедшим ненавидящим взглядом. В глубине души Лида чувствовала, что Света не горит желанием забрать дочь себе, была в ее настойчивости какая-то фальшь, она немного переигрывала. И в результате Лида убедилась, что она права в своих умозаключениях.
Света вдруг резко захлопнула дверцу шифоньера, изящным жестом поправила волосы, вскинула вверх подбородок и заявила:
- Хорошо. Я обращусь в суд, когда сочту нужным. Я пришлю к тебе своего адвоката. – Потом Света вдруг повернулась к тихо стоящей в углу Лиде и сказала ей: - Большое спасибо за помощь. Я вижу вы тут ладите, тихо, по-семейному. Шмоточки мои не донашиваешь? Не стесняйся, носи. Это тебе будет моя плата за помощь.
Лида подошла к Свете очень близко и тихо сказала ей:

- Света, я же все вынесла на своих плечах, когда ты исчезла, и маме твоей помогала морально, я молилась за тебя. Не обижай ты меня, я этого не заслужила. Мы с Аркадием просто друзья, понимаешь?
- Понимаю. Только как ты тут-то оказалась? Наверное, случайно, проездом, да? – язвительным тоном говорила Света.
- Нет, не проездом. Я давно живу в Москве, у меня здесь работа, общежитие. А с Аркадием мы действительно встретились случайно. Такое бывает, поверь.
Аркадий, все это время укачивающий дочь в соседней комнате, вдруг вошел и тоже сказал:
- Тебе нет никакой необходимости объяснять ей что-то или оправдываться. Перестань, ради бога! А ты, моя дорогая, - это он уже Свете, - не вынуждай людей объясняться перед тобой. Лидкино присутствие здесь мне нужно, как воздух. А ты прикатила, как снег на голову свалилась и устраиваешь здесь черте что. Не забывай, что ты тут, в этом доме, всего лишь непрошенный гость. Погостила, пора и честь знать.
- Окей, - сказала Света, - значит прогоняешь. Ну что ж, я уйду, но ты об этом очень пожалеешь. Хотя, если передумаешь и решишь отдать мне дочь по-хорошему, свяжись со мной.

С этими словами Света вытащила из маленькой сумочки визитную карточку и бросила ее на тумбочку. Потом принесла свою дорожную сумку и вытряхнула из нее все содержимое, какие-то вещи, белье, пару косметичек. В эту же сумку она уложила несколько пакетов, принесенных из другой комнаты, потом сняла со стены небольшую картину, упаковала и ее. Затем она бросила в сумку свои косметички, а вещи оставила.
- Все собрала? – спросил Аркадий. – Помочь донести до дверей?
- Не хами. Подготовь мне справку о прививках, которые ты, надеюсь сделал дочери. И еще, мой муж собирается Иру удочерить, тебе придется отказаться от отцовства. Будь к этому готов. Адвокат тебе объяснит все, что нужно сделать.
- Нет, это я все объясню твоему адвокату. Не переживай, мы найдем с ним общий язык. Он скорее от твоих гонораров откажется, чем я от отцовства. Прощай, любимая. Надеюсь, навсегда.

С этими словами Аркадий взял Свету за локоть, буквально подтащил ее к входной двери, открыл ее, и выставил вырывающуюся от него женщину за дверь.
Она грубо выругалась, но это ругательство прозвучало уже за захлопнувшейся дверью.
- Стерва! – сказал в свою очередь Аркадий и налил себе рюмку водки. – Будешь? – спросил он Лиду, но она отрицательно покачала головой и взяла с тумбочки оставленную Светой карточку.
Визитка была написана на двух языках, на шведском и мелкими буквами на русском.
«Света Гуннарсон. Русская театральная студия» - прочитала Лида.
- Надо же, - сказала она, - Светка-то артистка наверное. На, посмотри.
- Выбрось в помойное ведро! – зло сказал ей в ответ Аркадий.
- Да ты что! Мало ли какие в жизни вещи случатся. Нужно хранить, это единственная связующая ниточка с ней, Аркаша. Она же все-таки мать Ире, нельзя так.
- Ой, ну какая же ты сердобольная! Аж противно. Вот и храни ее у себя, если нравится. Мне насрать... извини, - сказал он и снова выпил рюмку водки.
Было видно, что ему далеко все это не безразлично, он явно переживал, и неожиданное появление Светы подействовало на него чрезвычайно сильно.
На улице тем не менее рассвело. Лида так и не спала толком, она ужасно устала, чувствовала себя разбитой и опустошенной.

- Аркаша, я пойду, хорошо? Мне выспаться хочется. А ты бы не пил, Ира ведь скоро проснется, - сказала Лида и собралась уходить.
- Подожди минутку, - остановил он ее. – Забери это барахло с собой и выбрось по дороге, я тебя очень прошу.
С этими словами он собрал в пакет оставленные Светой на полу вещи и протянул их Лиде.
- С этим зайцем идиотским тоже не знаю, что делать. Боюсь, Ирка его перепугается, такой огромный, урод! Ты не заберешь?
- Еще чего! – сказала Лида. – Мне-то он зачем? Оставь, подрастет, будет играть.
Лида ушла. Спускаясь по лестнице, она еще ощущала у себя на щеке горячий поцелуй Аркадия. Он поцеловал ее, конечно, просто так, на прощание, как подружку. Но в ее голове этот поцелуй отозвался звонкой, горячей волной. Он пылал у нее на щеке и возбуждал в памяти все ее неосуществленные надежды и желания.
Она приехала к себе в общежитие около одиннадцати утра. Оксана Снежко все еще валялась в постели, а Зины не было.
- Ушла на рынок, - сказала Оксана и осторожно спросила Лиду: - а ты где ночевала?

- Я у подруги была. Она уезжает в Швецию, пригласила меня попрощаться. Ну я и заночевала у нее. А утром она уехала рано, я ее проводила и домой. Вот, вещи кое-какие она мне отдала.
Лида небрежно бросила пакет со Светкиными вещами к себе на кровать.
- Ух ты! А почему в Швецию? Зачем? – спросила Оксана, глядя на Лиду изумленными восторженными глазами.
- У нее там муж. Она артистка, вот ее визитная карточка, посмотри, если хочешь, - и Лида протянула потерявшей дар речи Оксане визитку.
Оксана внимательно рассматривала голубоватую картонную карточку с серебристым тиснением и давалась диву.
- Я поражаюсь на тебя, Лидия! Откуда у тебя такие знакомые? Художники, артисты, журналисты. Она красивая, эта Света Гуннарсон?
- Еще бы! Ты бы ее видела! Мерилин Монро! Только еще лучше. Моложе. Она красавица. Глаза, волосы, фигура! А одета!!! Да что там говорить, нам не чета.

Лида рассказала Оксане трогательную историю о том, что Света была ее одноклассницей, после школы поехала в Москву поступать в театральное училище, а ее вдруг взяли на съемки фильма «Интердевочка». Там она познакомилась со шведом и вышла за него замуж. История была на половину правдоподобной, а в подробности Лида не вдавалась. Ей не хотелось омрачать придуманную ею сказку, пусть все будет красиво и благозвучно.
Оксана Снежко кое-как справилась с потрясением, произведенном на нее рассказом Лиды и попросила показать вещи Светы.
- Ты знаешь, я их еще сама толком не видела, мы торопились, я кое-как попихала все в пакет. Потом разберу, и все тебе покажу. А сейчас я спать лягу. Мы проболтали всю ночь, я совсем не спала.
Лида разделась и улеглась в свою теплую уютную постель. Она слышала сквозь дрему, как собралась и ушла куда-то Оксана, а потом провалилась в глубокий сон и проспала почти до четырех часов вечера.

 

Продолжение следует

 

Лариса Джейкман
(Англия, Hampshire)

Книги Ларисы Джейкман можно найти здесь

Предыдущие главы повести:

 

Об авторе и другие произведения Ларисы Джейкман

 

Отзывы и комментарии направляйте на адрес редакции

Опубликовано в женском журнале Russian Woman Journal www.russianwomanjournal.com -  22 Июня 2013

Рубрика:  Романтика и мир женшины

 

Уважаемые Гости Журнала!

Присылайте свои письма, отзывы, вопросы, и пожелания по адресу
 lana@russianwomanjournal.com

Hallstattersee
Путешествия по 
Австрии
Ольга Борн
Зальцкаммергут – империя гор и воды: Хальштаттское озеро
...в непосредственной близости находится одна из самых больших ледяных пещер мира, лед образуется...


1000 нужных ссылок | Site map | Legal Disclaimer | Для авторов

Russian Woman Journal is owned and operated by The Legal Firm Ltd.  Company registration number 5324609