logo
Russian Woman Journal
www.russianwomanjournal.com
Романтика и мир женшины
25 Июля 2013, Четверг
Лариса Джейкман
(Англия, Hampshire)

Приговоренная к любви

14. Мечты начинают сбываться
Предыдущая глава повести:

Фирму «Модель-Арт» Оксана Снежко отыскала легко и пришла туда вовремя. В небольшом фойе за стойкой сидела миловидная женщина лет тридцати, с красивой прической и отменным макияжем.

- Вы к Герману Петровичу? – спросила она, оглядев Оксану с головы до ног.
- Да, наверное. Меня просили подъехать сегодня к шести.
- Запишитесь, - сказала ей женщина и пододвинула толстенький блокнот.
Оксана вписала в графу «Имя и фамилия» - Ушакова Светлана - и расписалась почти как в паспорте. Роспись у Светланы была несложной.
Она ни за что не хотела называться своим настоящим именем. Это было не так романтично, швея-мотористка из провинции Оксана Снежко. Нет! Артистка из Швеции, пусть даже из русской театральной студии, неважно! Это уже кое-что!
- Паспорт покажите пожалуйста, - попросила женщина-секретарь, и Оксана протянула его дрожащей рукой.

- Не волнуйтесь, - сказала ей женщина и открыла паспорт на странице «Прописка». - Так у вас нет московской прописки? Плохо, не думаю, что вас возьмут, хотя...
Она мельком взглянула на фотографию и вернула паспорт Оксане, которая чувствовала легкий озноб. Через минуту в фойе появился солидный мужчина лет шестидесяти, седые виски, морщинки у глаз, ухоженный, побритый, на щеке небольшой шрам. Не красавец, но было в нем что-то очень притягательное. Энергичной походкой он подошел к стойке и что-то сказал своей секретарше. Затем обернулся и посмотрел на Оксану.

- Герман Петрович, здесь кое-какие сложности, девушка без прописки, - сказала ему секретарь.
- Как, совсем? – переспросил Герман Петрович.
- Она выписана с московского адреса в конце позапрошлого года.
- Интересно. Ну что ж, проходите, побеседуем, - сказал мужчина и пригласил Оксану последовать за ним.
Они вошли в просторный кабинет, в котором стояла новая офисная мебель и пара софитов в углу. Герман Петрович сел в огромное кресло, а Оксане предложил стул.
- Присаживайтесь, разрешите ваш паспорт? – попросил он, и девушка вновь протянула чужой паспорт, но уже более уверенно.
Он пролистал его, задержал взгляд на фотографии, мельком глянув на Оксану при этом, посмотрел опять-таки прописку и дошел до раздела «Семейное положение».
- Так вы замужем? – спросил он слегка удивленно.
- Видите ли, официально да. Но мы с мужем расстались полгода назад. Я уехала из Швеции и вернулась в Москву. Поэтому пока такая неразбериха с документами.
- Ну что ж, это надо уладить. Что вы собираетесь делать?
- Я хожу по кругу. Чтобы найти работу, нужна прописка, а чтобы прописаться, нужно основание, то есть работа. По старому адресу я прописаться не могу, так как я жила с тетей и дядей, но они свою квартиру собираются продавать, и меня туда не прописывают естественно.

- Ну а вы купили бы у них квартиру. Это разве невозможно?
Оксана растерялась. Она поняла, что имеет в виду Герман Петрович, приехала из Швеции с кучей денег, почему не потратить их на московскую квартиру?
- Я наверное так и сделаю, когда получу работу.
- Ну хорошо. А чем вы вообще занимались? Какая у вас специальность?
Оксана была готова к этому вопросу.
- Я артистка. Ну, правда, я не успела ничего закончить, но мой муж – актер, и он организовал в Швеции русскую театральную студию, которой сам руководил, а я была на ведущих ролях. Он меня всему учил.
Оксана показала Герману Петровичу Светину визитку, которую он очень внимательно изучил, а потом все же вернул Оксане, за что она была ему очень благодарна.
- Понятно. И что же вы ставили в Швеции? – Герман Петрович проявлял явный интерес, но Оксана не терялась.

Она продолжала вдохновенно врать, и даже сама удивилась, откуда у нее это вдохновение.
- Мы ставили сказки для русскоговорящих детей, ну и кое-какие пьесы для взрослых, но в основном для детей. Это была моя идея.
Было неясно, верит Оксане ее собеседник или нет, но так или иначе, проверить он ничего не сможет. Это Оксана хорошо понимала.
Герман Петрович тем не менее качал слегка головой, более внимательно рассматривая девушку, чем слушая ее.
- А ребенок ваш где? – вдруг неожиданно спросил он, и это чуть не погубило Оксану, она напрочь забыла о записи в графе «дети».
- Какой ребенок? – глупо переспросила она и тут же сообразила, что речь идет о дочке Ирине, вписанной в Светин паспорт. – Ах, дочь... она с отцом осталась... он ни в какую не разрешил забрать девочку сюда, говорит, приезжай, когда хочешь, встречайся с ней, но в Россию она не поедет. Вот.
Герман Петрович слегка задумался, повертел еще немного паспорт и вернул его своей собеседнице.

- Хорошо, в конце концов это ваши проблемы,- сказал он наконец. – Давайте попробуем.
Он встал, подошел к двери, приоткрыл ее и позвал:
- Сережа, зайди ко мне.
В кабинет вошел высокий красивый парень, поздоровался с Оксаной и обратился к Герману Петровичу:
- Поработать с девушкой?
- Да, сделай пробу. Мне нужны все ракурсы, полный рост ну и на твое усмотрение, сорок пять минут. Завтра покажешь.
Сергей пригласил Оксану последовать за ним, а Герман Петрович с ней попрощался.
- Позвоните мне через недельку, скажем, в следующую субботу, не раньше, - сказал он ей, и Оксана с Сергеем ушли.

В течение следующих сорока пяти минут с Оксаной работал Сергей. Она находилась на маленьком полукруглом подиуме, ярко освещенная огромными яркими лампами. Он фотографировал ее быстро, бесконечно щелкая фотоаппаратом. Потом он вдруг попросил ее облачиться в черный эластичный купальник, котрый ей принесла молоденькая девушка. Оксана переоделась за ширмой, отметив про себя, что купальник новый, никем не надеваный.
- Туфли на каблуке наденьте, - сказал ей Сергей и подвел ее к ящику с обувью.
Оксана выбрала подходящие по размеру лодочки на высоком каблуке и опять поднялась на подиум. Сергей снова принялся за дело, он просил ее сесть на стул, потом сесть на колени, затем встать, поднять руки и потянуться вверх. Потом наконец он подошел к ней, взял за запястье и сказал:

- Молодец. На сегодня все. Можно одеться.
- А когда я смогу увидеть свои фотографии? – спросила она.
Сергей удивленно взглянул на нее и ответил:
- Не знаю. А зачем тебе их видеть? Это пробы, их Герман Петрович будет смотреть.
- Скажите, Сергей, а много девушек к вам приходит? Ну я имею в виду вот так, как я, на пробы? – Оксана разговаривала с ним из за ширмы, одеваясь в свою одежду.

Он сначала не ответил, а потом вдруг произнес:
- Много, конечно. Только товар неподходящий зачастую. Выбраковываем тоже очень много. Фотогеничность – это редкий дар, а для рекламы нужны именно такие модели, с даром, иначе ничего не получится.
- А как вы думаете, у меня есть шанс? – не унималась Оксана.
- Ты не лучше других, честно говоря. Но это не мне решать. Я лишь фотограф. Одно могу тебе сказать, если тебя снова пригласят на пробы, значит шанс есть.
- Ничего себе! А одних проб недостаточно что ли?
Оксана уже вышла из за ширмы и стояла перед Сергеем.
- Недостаточно. Это только проверка на фотогеничность. Если пройдешь отбор, тогда тебя будут снимать уже по-серьезному.
Сергей смотрел на нее устало и безразлично, а ей так хотелось произвести на него впечатление.
- Сергей, вот вы фотограф. Скажите, я красивая по вашему мнению? – спросила вдруг в упор Оксана.
- Видишь ли, я по роду своей деятельности видел таких красавиц, что просто красивые уже не в счет. Успокойся, ты не из последнего десятка.
С этими словами, почему-то совсем не согревшими ей душу, Оксана покинула студию.

Она приехала к себе в общежитие, когда было уже около одиннадцати часов. Девчонки были дома, и Лида тут же набросилась на Оксану:
- Где ты была? Не у зубного же до такого часу. Мы уже волноваться начали.
Оксана прошлась по комнате с важным видом, посмотрелась в зеркало, поправила волосы и улыбнулась.
- Ну как я вам сегодня? Нравлюсь?
- Я тебе давно хотела сказать, - вдруг встрепенулась Лида, - ты с этой прической очень похожа на Свету, мою подругу. Да еще накрасилась сегодня. Так здорово! Тебе идет.
Оксана хотела что-то сказать в ответ, но закашлялась вдруг и сильно покраснела.

- Ты что, серьезно? Ты ничего не путаешь? Я похожа на твою Свету? – переспросила она, прокашлявшись.
- Ну да. А что это тебя так удивляет? Вы обе блондинки, стрижки одинаковые, макияж. Конечно, похожа, ничего тут особенного нет.
В субботу с самого утра Оксана Снежко снова тщательно привела себя в порядок, красиво оделась и собралась уходить.
- Ты куда? – спросила Лида.
- Я по делам. Мне нужно кое-куда съездить. Если все получится, потом расскажу, - загадочно сказала Оксана и ушла.
Из ближайшего автомата она тут же позвонила Герману Петровичу, но его на месте не оказалось.
- Как ваша фамилия? – спросили ее на другом конце провода.
- Снежко, - ответила Оксана и тут же осеклась.
- Извините, но для вас у меня никакой информации нет, - ответили ей и положили трубку.

«Ну я и дура! Это ж надо так вляпаться! Нет, надо быть осторожнее, так можно все испортить», - думала обескураженная Оксана, направляясь к метро.
Она решила поехать в фирму «Модель-Арт» и там все узнать на месте. Звонить снова было рискованно, вдруг ее по голосу узнают, и тогда это все будет выглядеть подозрительно.
Придя в студию, она застала за стойкой все ту же красивую женщину, только выглядела она сегодня иначе, другая прическа, другой стиль. В фойе присутствовало несколько человек, в основном девушки. Они сидели на стульях в ожидательных позах и с грустными лицами.
- Скажите, Герман Петрович здесь? – спросила Оксана, подойдя к стойке.
Женщина внимательно посмотрела на нее и спросила:
- Вы не звонили сегодня?
- Нет-нет, я не звонила, - поспешно ответила Оксана и решила не продолжать, чтобы не сказать чего лишнего.
- Подождите минуточку.

Секретарша поднялась и подошла к двери в кабинет. Приоткрыв ее слегка, она что-то сказала и вернулась на свое место.
- Вас сейчас пригласят, - сказала она, а у Оксаны заныло в груди.
Она вдруг испугалась чего-то. А вдруг они навели справки? Вдруг разыскали эту театральную студию в Швеции? Вдруг...
- Ушакова Светлана, зайдите ко мне, - услышала она голос и за секунду сообразила, что это обращаются к ней.
Оксана повиновалась и вошла в кабинет Германа Петровича, дрожа от напряжения и волнения.
- Так, Светлана. Вы мне понравились. Я поработаю с вами, предложу вас рекламодателям. У нас сейчас много предложений. Кухни, электронные приборы, домашняя утварь. Много чего. От вас требуется строгая дисциплина, явка на съемки без опозданий и никакой самодеятельности. Время у нас расписано по минутам, чтобы операторов и фотографов не задерживали. Ну вам там все объяснят.
- А как же повторные пробы? Не нужно разве?
- Для кухонь не нужно. Вопросов старайтесь тоже не задавать. У нас нет времени на них отвечать. Оплата будет почасовая, для начала сто рублей. В неделю не менее трех часов съемок. Если больше, то почасовая оплата будет составлять семьдесят рублей. Устраивает?
- Да, спасибо, - ответила Оксана и подумала, что на фабрике она получает за месяц столько, сколько здесь можно будет заработать всего за две недели. Да и то, работая не целый день. Вот это удача!
- Да, вот еще что. В день съемок нужно приходить в студию с утра и находиться здесь практический целый день, ждать, когда вас пригласят. Съемки возможны и в магазинах, и в различных офисах, будете ездить с фотографом. Но платим мы только за съемочное время. Это вам понятно?

- Понятно, Герман Петрович.
- Прекрасно. Тогда ждем вас во вторник к девяти утра.
- Как во вторник? Уже в этот вторник? А как же...
- Что такое? У вас проблемы?
Оксана быстро взяла себя в руки и ответила:
- Нет-нет, просто я не ожидала. Нет, никаких проблем, я приду. Спасибо.
«Кажется, я наконец-то попала туда, куда надо. Точнее, к кому надо!» – подумала Оксана и удовлетворенно порадовалась за себя.
Вернувшись в общежитие, Оксана пожалела, что никого нет. Ей так хотелось поделиться с Лидой своей новостью, тем, что она нашла новую работу, и теперь все менялось в ее жизни. Нужно увольняться с фабрики немедленно и искать жилье, так как общежитие она конечно же потеряет. Оксана ликовала, она предчувствовала грядущие перемены в своей жизни, и ей не терпелось начать свою новую жизнь уже завтра, прямо с утра. Но нужно было ждать еще два дня.

Оксана решила в понедельник написать заявление на отпуск за свой счет, а потом и вовсе не возвращаться, придумать что-нибудь.
«Мне нужно немного оглядеться вокруг, посмотреть, что происходит в городе, где какие выставки. А то спросят меня вдруг, а я буду как деревенщина, понятия ни о чем не иметь», - подумала Оксана и вспомнила, что видела рекламу, в Манеже выставка импрессионистов.
«Вот и схожу завтра», - решила она, - «начну приобщаться к светской жизни!»
Лида с утра выслушала Оксану, которая поделилась с ней тем, что нашла новую работу фотомодели, но ничего ей на это определенного не сказала. Заметила только:
- Я бы не стала вот так сразу увольняться с фабрики. Ты могла бы совмещать, работать у них по вечерам или по выходным. Разве они не понимают, что у тебя есть основная работа?

- Да ты с ума сошла! Я хочу карьеру сделать, а не просто денег подзаработать. Поэтому и заниматься этим хочу серьезно. Мне нужно свободное время, чтобы ходить на выставки, концерты, в театры. Надо спортом заняться, чтобы быть в форме. Я, кстати, собираюсь в Манеж. Там выставка импрессионистов. Давно хотела посмотреть.
- Жаль, что я сегодня занята, а то пошла бы с тобой, - разочарованно сказала Лида и удивилась, что Оксана даже слова не проронила. Обычно она всегда уговаривала Лиду пойти с ней куда-нибудь.
***
Оксана пришла на выставку и прежде, чем отправиться в зал, внимательно осмотрела себя в зеркале в вестибюле. Замшевая мини-юбка, серый свитерок из ангорки, замшевые высокие сапоги, ей их еще летом мама купила, новая прическа – все в ее облике было модным и даже слегка экстравагантным. Оксана подкрасила губы и пошла смотреть картины. Народу было немного. Девушка двигалась по залу неспеша, внимательно рассматривала полотна и удивлялась тому, что ничего из представленного здесь она не знает и никогда не видела.
Картины были самые разные, интересные с ее точки зрения и не очень. Но вдруг ее внимание привлекла одна из картин. Оксана подошла поближе и вгляделась в светлое, ярко-желтое полотно.

«Камиль Писсаро. Бульвар Монмартр после полудня» - прочитала Оксана.
«Ну и фамилия у художника», - подумала девушка и узнала, что картина прибыла на выставку из Ленинградского Эрмитажа.
«Странно, почему из Эрмитажа? Этот Писсаро наверняка ведь француз какой-нибудь», - снова подумала она и стала читать статью о художнике.
Оказалось, что у него есть еще одна картина, «Бульвар Монмартр ночью», но здесь она не представлена. Находится шедевр в Лондонской Национальной галлерее, а тут можно увидеть только репродукцию. Оксана стала оглядываться, пытаясь эту самую репродукцию отыскать и вдруг заметила на себе заинтересованный взгляд солидного мужчины.

Девушка покраснела и отвернулась. Она нашла Монмартр ночью и вгляделась в расплывчатые очертания ночной улицы, освещенной неяркими фонарями и витринами.
- Вам нравится Писсаро? – услышала она у себя за спиной.
Оксана обернулась и увидела этого солидного мужчину рядом с собой. Он был высок, с сербристыми седыми волосами, хотя и не старик еще, и в очках в огромной роговой оправе.
- Да, очень, - ответила девушка, смущаясь.
- Тогда пойдемте «Оперный проезд в Париже» посмотрим. Это моя любимая. Я ее еще в Пушкинском музее видел.
Они подошли к полотну, и Оксана внимательно стала рассматривать его. Действительно красиво, полупрозрачная картина янтарного цвета произвела на нее впечатление.
Солидный мужчина больше не заговаривал с Оксаной, они молча переходили от полотна к полотну, от картины к картине и наконец вышли в соседний зал.
- Вы занимаетесь живописью? – спросил ее мужчина.
- Нет, ну что вы. Я просто пришла посмотреть. Мне подруга много рассказывала, у нее знакомый художник, он даже пишет ее портрет.
- Занимательно. А как фамилия художника, вы не знаете?
- Н-е-е-т, - ответила Оксана и почему-то подумала, что мужчина не поверил ни одному ее слову.

- Ну это не страшно, - сказал он. – Вы не устали? Может быть присядем?
Оксана послушно опустилась на мягкий небольшой диванчик, и ее спутник присел рядом. - Меня зовут Эдуард. Эдуард Олегович Маков, если угодно. А вас? – спросил он, внимательно глядя на Оксану.
- Светлана Анатольевна Ушакова! – ответила она и залилась краской.
Мужчина улыбнулся.
- Светлана Анатольевна, вы извините меня, что я вот так запросто подошел к вам, но мне было немного скучно одному бродить по залам, хотя я люблю живопись, очень люблю. Вы не сердитесь?
- Нет-нет. Очень даже хорошо, что вы подошли. И правда, вдвоем веселее.
Они разговорились. Правда выяснилось, что говорить им особо не о чем. Оксана ничего не знала о художниках и о живописи, она даже не смогла сначала назвать Эдуарду своих любимых картин и художников. Но она не смущалась. Подумаешь, важность какая. Потом она вдруг вспомнила про Айвазовского! Конечно же, их знаменитый местный художник. В Феодосии есть картинная галлерея, она там когда-то была. Оксана оживилась.

- Я Айвазовского очень люблю. Когда была в Крыму, посетила его музей и картинную галлерею в Феодосии.
- Айвазовский – непревзойденный маринист. Вы правы, дорогая Светлана Анатольевна.
С этого момента разговор оживился, Эдуард Олегович много говорил, объяснял, показывал. Они вновь ходили по залам, и Оксана внимала его словам с большим интересом.
Примерно через час они покинули Манеж и пошли по шумным московским улицам.
- Вы давно в Москве? – спросил Оксану ее спутник.
- Ну как вам сказать? И да и нет. Я сама не отсюда, но какое-то время жила здесь, в Москве, и даже прописана была. Потом вынуждена была уехать. Сейчас вот вернулась.
- А чем вы вообще занимаетесь? Кто вы по специальности?
- Ой, вы меня прямо в краску вгоняете. Очень сложный вопрос. Если я вам скажу, что я артистка и снималась в кино, вы мне поверите?
- Что снимались в кино – поверю, а что артистка – нет, - ответил мужчина без тени смущения.
- Почему? – удивилась Оксана.
- Я не смогу вам этого объяснить. Интуиция. Для артистки вы слишком молоды. Возможно, учились где-нибудь на театральном, вас снимали, охотно верю. Но учебу не закончили... ну что-то в этом роде.
- Да-да, что-то в этом роде, - ответила Оксана, покраснев.

Они подошли к метро. Пора было расставаться.
- Светлана Анатольевна, вот, возьмите мою визитную карточку, если будет необходимость, позвоните мне. Я правда часто в разъездах, но застать меня все же можно. Я был бы рад встретиться с вами снова.
На этом Эдуард Олегович галантно откланялся и удалился.
«Занятный старикан», - подумала Оксана и, войдя в метро, тут же стала разглядывать визитку. Оказалось, что Эдуард Олегович Маков работал переводчиком, он переводил на русский язык научные статьи и книги.
Оксана решила непременно позвонить своему новому знакомому где-то так через недельку и встретиться снова. Теперь ей предстояла новая роль, она недавно из Швеции, у нее несчастная любовь и разбитая вдребезги жизнь. Нужно все начинать сначала. И ей так нравилась эта новая роль, что она ни за что в жизни не хотела бы от нее отказаться.

 

Продолжение следует

 

Лариса Джейкман
(Англия)

Книги Ларисы Джейкман можно найти здесь

Предыдущие главы повести:

 

Об авторе и другие произведения Ларисы Джейкман

 

Отзывы и комментарии направляйте на адрес редакции

Опубликовано в женском журнале Russian Woman Journal www.russianwomanjournal.com -  25 Июля 2013

Рубрика:  Романтика и мир женшины

 

Уважаемые Гости Журнала!

Присылайте свои письма, отзывы, вопросы, и пожелания по адресу
 lana@russianwomanjournal.com



1000 нужных ссылок | Site map | Legal Disclaimer | Для авторов

Russian Woman Journal is owned and operated by The Legal Firm Ltd.  Company registration number 5324609