logo
Russian Woman Journal
www.russianwomanjournal.com
Романтика и мир женшины
 18 Октября 2013, Пятница
Лариса Джейкман
(Англия, Hampshire)

Приговоренная к любви

19. Красивая заокеанская жизнь
Предыдущая глава повести:

Было необыкновенно тепло, хорошо и уютно в большой, светлой комнате. Аркадий валялся на диване и листал глянцевый журнал, в котором его вниманию было представлено огромное количество самых разнообразных автомобилей с описанием их особенностей и технических характеристик. Правда описания Аркадий понимал плохо, если не сказать, совсем не понимал. Но он знал о машинах достаточно, чтобы догадываться хотя бы в общих чертах о чем идет речь.

Элен принимала ванну, при этом она громко напевала, и Аркадий не уставал удивляться, до чего другой образ жизни ведут здесь женщины. Элен посвящала свою жизнь только себе самой. С утра до вечера она отдыхала, прихорашивалась, занималась на тренажерах в своем собственном тренажерном зале, плавала в бассейне, плескалась в пенной ароматной ванне или каталась по городу, делая безумно дорогие покупки и обедая в таких же дорогих ресторанах.
Аркадий практически всегда был с ней рядом. Они даже ванну часто принимали вдвоем. За покупками ездили вместе, и у Аркадия появилось довольно много хороших и дорогих вещей, один костюм из тончайшей шерсти чего стоил! О рубашках и галстуках и говорить нечего. И за стрижку в салоне «Меланж» он заплатил почти сто долларов. А теперь Элен предложила ему подумать и о машине. Она сама имела два авто: огромный семиместный джип Шогун для путешествий и пикников и Шевроле, белоснежную красавицу с откидывающимся верхом и новейшими наворотами.

Аркадий принял предложение как должное, и вот теперь он рассматривал журнал, пытаясь остановить на чем-нибудь свой выбор, но это у него не получалось. Вот если бы ему предложили сделать выбор между Жигулями и Фордом, то было бы все просто, а когда тебе надо выбирать между БМВ, Феррари, Мерседесом, Ауди и Лексусом, то возникают проблемы. Аркадий испытывал муки и решил посоветоваться с Элен, когда она выйдет из ванной.
Их романтические отношения складывались как нельзя лучше. С самого начала, с самой первой встречи в аэропорту Аркадий почувствовал искренне-дружеское расположение к себе. Со стороны Элен не было никаких недомолвок, предвзятости, даже легкого недоверия или настороженности он не почувствовал. Было такое ощущение, как будто они знали друг друга уже не один десяток лет.
Элен была красива, хотя на фото она выглядела все же несколько иначе. Сорок два года ей было дать невозможно. Самое больше, это тридцать два-тридцать три. Была она очень уверенной в себе, веселой, остроумной и настолько сексуально раскрепощенной, что Аркадий забыл обо всем на свете в их первую ночь любви. Он наконец испытал все те наслаждения, о которых мог только мечтать.

- Ты просто великолепен, у тебя все замечательно получается. Я рада, что у нас с тобой такая гармония, - сказала ему Элен за завтраком, и Аркадий снова захотел оказаться там, в огромной спальне в пурпурных тонах, на удивительном водяном матрасе, на кровати, вращающейся под загадочным зеркальным потолком.
Все, что происходило с ним в первые дни пребывания в доме Элен, было настолько потрясающим, что Аркадий порой даже терял чувство реальности. Это сейчас уже он привык, разобрался во многих вещах и тонкостях аристократической жизни своей новой женщины, а сначала ему было жутко от сознания того, как он отстал, насколько был далек от всего того, что для нее, Элен, являлось повседневным и обыденным.
О своей жизни она рассказала Аркадию более менее подробно. Родители ее иммигрировали из России, когда Элен было десять лет. Тогда ее звали Лена Соловьева, она была дочерью знаменитого спортсмена, Геннадия Соловьева. В 1960 году Геннадий в составе тренерской бригады выехал на зимние Олимпийские игры в Скво Велли, а оттуда не вернулся. Сначала он сломал ногу, причем перелом был сложный, в нескольких местах. Требовались операции, но для этого нужно было срочно выезжать в СССР, так как в Америке за такие опреации нужно было платить баснословную сумму. Жене Геннадия Галине разрешили приехать с дочерью к мужу, чтобы помочь с переездом. Когда вся семья была в сборе, Геннадий Соловьев неожиданно запросил убежища и наотрез отказался возвращаться на Родину.

Разразился скандал, но его поспешили замять, и даже в прессе не было большого шума. Конечно, на Геннадия пытались оказать давление и заставить его вернуться назад, но он принял твердое решение и заручился мощной поддержкой со стороны Олимпийского комитета США.
Соловьва вылечили, вновь поставили на ноги, его семье предоставили дом, машину, выдали соответствующие документы, и стал он гражданином США вместе с женой и малолетней дочерью.
Лена тогда плохо понимала, что происходит. Жить в другой стране и на новом месте ей нравилось. Она пошла в американскую школу, где ей сразу же организовали уроки английского языка, и Лена быстра заговорила по-английски. Она научилась хорошо читать, писать и освоила школьную программу, не отстав от своих одноклассников. С тех пор она никогда не была в России. Уже более тридцати лет она живет здесь, имеет небольшой капитал, который остался ей по наследству от первого мужа. Но так как живет она одна, то этих денег ей вполне хватает на то, чтобы жить безбедно и не отказывать себе в удовольствиях.

Родители умерли, когда Лена была еще совсем юной. Оставшись одна, девушка почувствовала страх, рядом с ней не было никого, ни одной близкой души. И вот тогда она встретила его, мистера Алекса Харта, владельца компании по продаже недвижимости. Алекс Харт был одинок и богат. Он незамедлительно женился на молодой красивой Елене и обеспечил ее всем необходимым в жизни, но при одном условии: Елена должна была целиком и полностью принадлежать только ему, Алексу. Никаких друзей, подруг, компаний. Только он и она.
С Алексом она объездила полмира, он дарил ей все прелести жизни, а она дарила ему себя. Алекс стал называть ее Элен и не жалел никаких денег на то, чтобы его прелестная жена была счастлива. Так они прожили без малого двадцать лет, а два года назад Алекс умер. Он оставил Элен все, обеспечив ей безбедную жизнь. Бизнесом она не интересовалась, поэтому компанию мужа выгодно продала, что существенно увеличило ее капитал.

Элен поделилась с Аркадием самым сокровенным, рассказав ему историю своей жизни, и Аркадий в долгу не остался. Он тоже рассказал о себе все и даже спросил у Элен совета, как ему одному воспитывать Ирочку. Элен подумала немного и ответила:
- Видишь ли, мужчине одному дочь воспитать сложно, ты испортишь ее, избалуешь, так по-моему по-русски говорят? Тебе нужна еще одна женщина в жизни, которую ты бы любил, тогда твоей дочери достанется только то, что ей необходимо.
Только сейчас Аркадий понял, что они еще не обсуждали с Элен вопрос об их дальнейших взаимоотношениях. Останутся ли они вместе, или он уедет и на этом все? Зачем тогда разговоры о покупке машины? А что будет с Ирой, если они с Элен решат создать семью? До отъезда оставалось совсем немного и нужно было решаться на этот разговор.
- Элен, я много думал об этом и сам. Честно говоря, я так много работаю, что мне совсем некогда заниматься Ирой. Я понимаю, что ей нужна мама, точнее мне нужна такая женщина рядом, которую Ира смогла бы назвать мамой.
- Хорошее начало, - сказала Элен. – И какую же женщину ты представляешь себе? У тебя был кто-то на примете до меня?
- Вопрос, что называется, в лоб. Я буду с тобой честен, Элен. У Иры есть няня. Молодая женщина, девушка, точнее. Она в Ире души не чает...
- Как это? Не поняла? Что это значит? – прервала Элен.
- Ну... она любит ее очень.
- Ее или тебя? Я думаю, что молодая девушка не может быть в тебя не влюблена. А твоя дочь – это хорошо для нее, это помогает ей завоевать твое сердце. Ты же не наивный совсем? Понимаешь такие вещи.
- Прости, я не договорил. Мне гораздо важнее в этой ситуации, что моя дочь кем-то любима, нежели я сам. Лида девушка хорошая, добрая, умница, но я не люблю ее, в этом вся проблема. Не люблю как женщину. Но ценю, как подругу.
- Но ты же не можешь связать свою жизнь с подругой, не так ли? Семьи же не получится. Ты будешь иметь любовниц на стороне, а она будет несчастной, и вряд ли в таком состоянии она будет хорошей мамой. Я так не думаю. А ты?
- И я не думаю. Поэтому и в поиске. А знаешь, почему я написал тебе? Ты не поверишь, но я почувствовал что-то, очень глубоко внутри себя, что ты - это именно то, что я ищу.
- Именно так далеко от дома? Почему ты не смотрел вокруг? Наверняка ведь и в Москве много женщин, достойных твоего внимания. Но я не жалуюсь, ты не подумай. Просто хочу понять.
- А ты? Почему сделала запрос в Россию?
- Со мной понятно. Я русская, за американцем замужем уже была. Хочу русского мужа. Прихоть, так сказать. Хочу осчастливить кого-нибудь.
- Кого-нибудь или кого-то?
Элен задумалась, видимо вопрос показался ей сложным. Но все же она поняла его смысл.
- Мне нужно очень хорошо подумать, Аркадий. Скажу тебе сразу, что никаких других претендентов у меня нет. Я всерьез рассматриваю твою кандидатуру, но мы не будем жениться сразу. Я думаю, приглашу тебя еще раз через пару месяцев. Если наши чувства останутся такими же горячими, то потом мы примем решение. Я не хочу подумать, что влюбившись, я уже люблю. Или ты, то же самое. Надо проверить себя. Ты согласен со мной?
- Ну по сути, да. Хотя сердце мне говорит совсем другое: не потеряй, не упусти, не оставляй. И тому подобное. Я очень серьезно настроен, Элен. Очень.
После этих слов Аркадия Элен поднялась и близко подошла к нему. Она положила свои руки ему на плечи и наклонилась, чтобы поцеловать. Аркадий сидел на диване, он обнял ее за талию и притянул к себе. Острое, жгучее желание овладело им. Элен была так хороша, в тонком облегающем платье, под которым были только маленькие кружевные трусики. Волосы были высоко забраны, глаза светились, а розоватые влажные губы почти касались его рта.
Она отдалась ему страстно и нежно, ласкала его, целовала и шептала что-то таинственное, непонятное, от чего Аркадий возбуждался снова и снова.
После долгой, сладострастной любовной сцены они лежали молча, ни о чем не говорили, и каждый думал о своем. Наконец Элен сказала:
- Знаешь, у меня в Москве есть какой-то брат, то ли двоюродный, то ли троюродный. У него естественно семья. Я их никого никогда не видела, но всегда помню и думаю о них. Иногда посылаю подарки, деньгами, правда, не балую. Отвезешь им небольшую посылку, хорошо?
- Конечно, что за вопрос. Дашь мне телефон, я с ними созвонюсь и отвезу.
- Нет, это лишнее! – сказала вдруг Элен. – Мой брат сам встретит тебя в аэропорту.
Аркадий удивился, но ничего не сказал. И больше к этому вопросу они не возвращались до самого его отъезда.

***

Последний день, проведенный с Элен, был полон грусти, любви и надежд на будущее. Аркадию очень хотелось верить в то, что он нашел того человека, который поможет ему стать счастливым, богатым и удачливым. Он пока плохо представлял себе, как будет осуществляться его переезд в Америку. Честно говоря, он об этом пока и не задумывался. Сейчас перед ним стояла несколько иная задача, нужно было укрепить их отношения, сделать все для того, чтобы Элен почувствовала необходимость его возвращения к ней. Для этого нужно было быть очень осторожным, деликатным, страстным, очарованным – и все это одновременно и так, чтобы она верила в искренность каждого его слова, каждого жеста, каждого шага. Аркадий очень старался и, как ему казалось, не переборщал.
С самого утра они отправились на машине на прогулку. Ему хотелось сделать побольше снимков, кое-что подкупить из сувениров и угостить Элен каким-нибудь изысканным обедом. Погода была великолепной, ярко светило солнце. Они ехали по красивым заснеженным местам, снег здесь был необыкновенным, слегка голубоватым, и Аркадий неустанно щелкал фотоаппаратом, чтобы запечатлеть эту красоту.

- Проедем еще пару миль и попадем в парк, там есть отличный ресторанчик, пообедаем, погуляем по парку. И еще, нам надо заехать в магазин на обратном пути, я решила купить для тебя факс. Удобнее будет общаться. Тебе наверное дорого звонить в Америку. Будешь мне писать, - сказала Элен, и Аркадий согласился.
Это была поистине хорошая идея. Факс ему и для работы пригодится. Иногда горяченькое надо в редакцию закинуть как можно быстрее, факс в этом плане незаменим.
Подъехали к красивому лесному домику, в котором и находился ресторан. В зале были массивные дубовые столы, которые, казалось, были вырублены прямо из стволов деревьев, такие же неуклюжие, но очень удобные стулья с высокими резными спинками. Пахло жареным мясом и дымком. Было тепло, уютно и комфортно в этом необычном полутемном заведении.
Они расположились за столом, стоящим у маленького оконца, за которым виднелся заснеженный кустарник и множество красногрудых шустрых птичек, которые скакaли по снегу и порхали среди пушистых от кружевного инея веток кустарника.
Аркадий смотрел на задумавшуюся о чем-то Элен и не прерывал молчания. Ему хотелось думать, что она грустит о том, что они расстаются. Он прикоснулся к ее руке, нежно пожал ее и подал ей бокал красного густого вина.
- Тут так хорошо, правда? – спросила Элен.
Вино было терпким, с привкусом можжевельника. Принесли горячее. Это было ароматное жаркое, приготовленное в индивидуальных горшочках. Сочное мясо, грибы, картофель – все буквально таяло во рту, а запивать это красным вином было настолько приятно, что Аркадий и Элен не переставали удовлетворенно причмокивать и нахваливать местную экзотическую кухню.
- Между прочим, вино они тоже сами делают. И грибы выращивают свои. Натуральное хозяйство в общем, - констатировала Элен, и Аркадий понял, что она здесь не впервые.
После сытного и необыкновенно вкусного обеда, за который Аркадий выложил баснословную по его понятиям сумму, они отправились на поиски факса. Элен знала, куда нужно ехать, и примерно через час они уже выбирали аппарат, стараясь среди множества найти что-то легкое для перевозки и удобное в обращении. Наконец остановили свой выбор на Панассонике, и Элен попросила упаковать его так, чтобы можно было взять с собой в дорогу.
Приехав домой, Аркадий сразу же позвонил в Москву. Была суббота, и он застал дома Лиду, как и ожидал.
- Я завтра вылетаю. Как вы там? Ира в порядке? – спросил он и тут же услышал взволнованный, слегка дрожащий голос.
- У нас все хорошо, я так жду тебя... Я не могу без тебя больше... Аркашка, любимый мой... приезжай скорее.
Аркадий вдруг понял, что он в затруднительной ситуации. Ему теперь придется объясняться с Лидией по-серьезному. Ее любовь была сейчас как нельзя некстати. Он уже твердо решил устроить свою жизнь совершенно иначе, он хотел жить здесь, вкусив все прелести богатой заокеанской жизни. Аркадий понял, что в этой жизни Лиде Щепкиной места не отведено. Она остается там, за бугром, разделяющим два мира, две его жизни – прошлую и будущую.

 

Продолжение следует

 

Лариса Джейкман
(Англия)

Книги Ларисы Джейкман можно найти здесь

Предыдущие главы повести:

 

Об авторе и другие произведения Ларисы Джейкман

 

Отзывы и комментарии направляйте на адрес редакции

Опубликовано в женском журнале Russian Woman Journal www.russianwomanjournal.com -  18 Октября 2013

Рубрика:  Романтика и мир женшины

 

Уважаемые Гости Журнала!

Присылайте свои письма, отзывы, вопросы, и пожелания по адресу
 lana@russianwomanjournal.com


Путешествия по  Италии
Ольга Борн
Бегство от осенней хандры: Гардоне Ривьера
...есть множество возможностей скрасить досуг и провести время как душе и телу угодно, заодно получив необходимую ...


1000 нужных ссылок | Site map | Legal Disclaimer | Для авторов

Russian Woman Journal is owned and operated by The Legal Firm Ltd.  Company registration number 5324609